Путешествие дядюшки Тик-Так

Дональд Биссет



Глава первая,

на которой ваш брат познакомитесь не без; дядюшкой Тик-Так равным образом из его тигром Рррр

— Желтеньких, пожалуйста! — попросил дядюшка Тик-Так своего любимого тигра Рррр. — Белых безвыгодный надо, только лишь желтеньких. И поскорей!

Но Рррр да ухом неграмотный повел. Он знал, что-то дядюшка Тик-Так говорит сие попросту так, держи оный случай, ежели они глядишь встретят рябую курочку, которая слабит желтые яички.

— А знаешь, почему нам равным образом нечего сказать неграмотный хватает, Рррр? — продолжал дядюшка Тик-Так. — Славного МЕРОПРИЯТИЯ, чисто чего!

— Верно! — обрадовался Рррр. — Мер… мер… вроде сие твоя милость сказал, мер… мер… мера. И из клубникой! Вот бы здорово!

— Да ну-кась тебя, Рррр, у тебя всегда снедь в уме. Мероприятия отнюдь не едят. Мероприятие — это, например, в отдельных случаях я из тобой решим…

— Обняться! — сказал Рррр да устойчиво обнял дядюшку Тик-Так.

— Нет, не тут-то было! Например, в отдельных случаях да мы со тобой от тобой решим произвести что-нибудь такое… Отправимся выискивать клад, другими словами полетим сверху Луну, или… иначе позовем гостей. Ну, ну-кась придумаем какое-нибудь мероприятие, Рррр! Чего бы нам такое изобрести? И пупок развяжется всего только девалось мое воображение?

Тут зазвонил телефон.

— Да? — сказал дядюшка Тик-Так. — Я вы слушаю. Кто говорит?

— Ваше Воображение! — ответили во трубку. — Я придумываю в целях вы мероприятие. Позвоните, пожалуйста, от сколько-нибудь минут в соответствии с номеру Воо-Бра-Жение, 0234: ВБЖ, раз-два-три-четыре. А в эту пору представьтесь совокупно от Рррром ребятам, которые читают эту книгу. Они однако вы единаче неграмотный знают.

— Да, да, конечно! — сказал дядюшка Тик-Так. — С удовольствием. Иди сюда, Рррр, ваш покорный слуга тебя представлю.

Дорогие читатели, Рррр — выше- милай тигр. Иногда спирт случается адски злой, особенно до вторникам. Но вообще-то дьявол гуманный равно незабвенный тигр.

А вот… хм… равно я. Одну минуточку, ваш покорнейший слуга лишь сниму шляпу да раскланяюсь.

Приветствую вас!

Мое дело — часовых дел мастер. Иногда ваш покорнейший слуга сызнова занимаюсь чудесами.

Очень радехонек вместе с вами познакомиться.



Глава вторая,

на которой дядюшка Тик-Так равно Рррр решают взять не без; места на вояж в соответствии с Реке Времени давно конца радуги

— ВБЖ 0234, - набрал дядюшка Тик-Так.

ВооБраЖение враз ответило:

— Все на порядке, дядюшка Тик-Так! Мероприятие у вам будет. Постройте лодку да отправляйтесь вчерашний день на тракт объединение Реке Времени до самого конца радуги.

— Великолепно! — обрадовался дядюшка Тик-Так. — Но только лишь благодаря тому вчера?

— Да с целью правильнее добраться! А объединение дороге загляните несомненно на Озеро Детских Песенок равным образом получи и распишись Реку Слов. Но остерегайтесь вреднюг! Они во черных плащах со капюшонами равно зовут их Нельзя, Несмей равным образом Стыдись. У них до этого времени лакомиться собачонка Тяв-Тяв. Берегитесь их! Захватите вместе с на лицо более еды, небритый свитер, часы, пачку бумаги, до некоторой степени конвертов вместе с марками, лампу, подзорную трубу да щетку мыть Рррра.

— Хорошо! — ответил дядюшка Тик-Так. — Учтем всё-таки ИНГРЕДИЕНТЫ. Счастливо оставаться! — И повесил трубку.

Вдруг откуда-то шель-шевель слышно раздалось: "Помогите! Помогите!". Дядюшка Тик-Так снял вторично трубку да услышал сделано отчетливее равным образом громче: "Помогите! Помогите!".

— Кажется, моя персона догадываюсь, во нежели дело, — сказал дядюшка Тик-Так. Это непонятное название «ингредиенты», которое автор всего лишь зачем сказал. Оно такое трудное, что, наверное, застряло во телефоне.

Дядюшка Тик-Так прислушался равно разобрал сызнова изрядно слов, которые также отнюдь не могли пройти. "Ну пусти же!" — подгоняли они.

"Бедняжка, нимало его затолкали", — подумал дядюшка Тик-Так.

Ну равно гук подняли сии слова!

"Спою-ка ваш покорнейший слуга им песенку, дабы они успокоились, — подумал дядюшка Тик-Так. — А потом на правах дуну, безусловно в духе плюну, за единый вздох равным образом выдую целое слова, да они вылетят от другого конца провода".

Дядюшка Тик-Так взял телефонную трубку да запел во нее:

Жила-была дама В далекой Австралии. Прислала нам госпожа В посылке азалии, Книжки равным образом ленты И оставшиеся ингредиенты.

Последнее термин некто пропел наравне позволительно скорей, так чтобы оно снова неграмотный застряло, а потом ДУНУЛ напропалую во телефонную трубку. Раздалось легкое "пок!", равно пустозвонство одно ради другим выскочили из другого конца провода.

— Наконец-то, — вздохнуло Воображение. — Передайте мои самый тёплый приветствую радуге. Поклон Рррру. Счастливого пути! До свиданья!



Глава третья

насчёт том, на правах строили лодку да писали переписка

Дядюшка Тик-Так достал топор, гвозди да доски, равным образом сообща от Рррром они построили лодку. Потом ее покрасили равно отнесли ко реке. На воде байдарка держалась превосходно. Но разоряться на нее с глазу возьми глаз им невыгодный посчастливилось душегубка оказалась маловата. Дядюшке Тик-Так места хватило, а Рррру нет, некто был ультра- велик.

Пришлось им залезть в заморский карман лодку с воды да отнести ее назад.

— Эх, Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так, — был бы твоя милость поменьше. А сколько вона нынче делать? Мы должны не так — не то лодку совершить больше, иначе тебя меньше. Тебе не терпится оказываться МАЛЕНЬКИМ тигром? Тогда бы тебя в меньшей мере боялись.

— А ваш покорный слуга люблю, рано или поздно меня боятся! — сказал Рррр.

— Тогда бы твоя милость ел поменьше.

— А пишущий эти строки люблю беда сколько есть! — сказал Рррр. — Но во общем-то, ладно, пес не без; ним стану поменьше, всего только покровитель ненадолго.

Дядюшка Тик-Так почесал во затылке.

— Ну же, башка моя, головушка! — сказал он. — Придумай чтонибудь.

Что-то заш… ш… шуршало…

— Что это? А-а, сие мои мысли! — догадался дядюшка Тик-Так. — Я беспричинно продолжительно думал, что-то мысли зашевелились у меня во голове.

"Ах, простите, пожалуйста! — сказала одна мнение другой. — Я малограмотный хотела вы задеть".

"Пустяки, — ответила другая мысль. — Дорогой дядюшка Тик-Так, сказала она, — сделайте не долго думая передышку равным образом примите ванну, а да мы не без; тобой в эту пору следовать вы подумаем".

"Согласен, — сказал дядюшка Тик-Так. — Только сперва напишу письмо".

"Зачем? Кому?"

"Рррру, — ответил дядюшка Тик-Так. — Я хочу намалевать ему, сколько дьявол самый благообразный равным образом самый дорогой властелин нате свете да зачем автор его люблю".

"Так скажите ему об этом!" — посоветовали мысли.

"Не могу, — сказал дядюшка Тик-Так. — Я смущаюсь. Лучше пишущий эти строки ему напишу".

Рррр во сие момент в свой черед думал:

"Уррррррр! уррррррр! уррррррр! Сладкий куверта оный дядюшка ТикТак".

"Не сладкий, а славный, наверное?" — поправила его одна мысль.

"Нет, сладкий! — сказал Рррр. — Хотя, пожалуй, всегда третье блюдо славное. В общем, сие почти что одно равно в таком случае же. Не верите — спросите собаку!"

Рррр равно дядюшка Тик-Так написали союзник другу письма. Рррр понес переписка держи почту, а дядюшка Тик-Так чтоб автор этих строк тебя не видел утвердить ванну.

— Способный возлюбленный тигр, — сказал дядюшка Тик-Так горячему крану. — И лодки умеет строить, равным образом до сей времени такое прочее. Только видишь был бы спирт взять чуточку поменьше. Еще горячей воды, пожалуйста!

И дядюшка Тик-Так подтянул ноги, нонче огненный катабалка добавлял на ванну горячую воду.

— Достаточно! — крикнул дядюшка Тик-Так. — Спасибо!

— Хм, хм! — заговорил безжалостный кран. — Простите, что такое? вмешиваюсь, а благодаря чего бы вы далеко не проделать так, с тем некто сел?

— Сел? — воскликнули дядюшка Тик-Так равным образом накалённый крамбол одновременно. — Вы хотите сказать…

— Я хочу сказать, аюшки? тигры жуть любят предполагать ванну. Так вот, коли симпатия подольше полежит во горячей воде, некто сядет, понимаете? Все шерстяное садится с горячей воды.

— Конечно! — согласился дядюшка Тик-Так. — Но моя персона никак не хочу, воеже некто стал чрезвычайно маленьким. Кому нужен хозяин величиной со шмеля? А вот, скажем, полосатый хищник наравне кошка, во вкусе БОЛЬШАЯ кошка, сие да! Тогда возлюбленный несложно поместится во лодке. Только сразу возлюбленный невыгодный захочет восседать во ванне насколько полагается?

— Гор! — воскликнул студеный кран. — Нам поможет пламенный кран. Знаете, Гор чудно рассказывает сказки. Просто заслушаешься!

— О Хол, ваша милость ахти учтивый кран, — смутился Гор.

— Я уверен, — продолжал Хол, — даже если Гор начнет передавать тигру сказку, Рррр невыгодный вылезет с воды, все еще далеко не сядет впредь до нужного размера.

— Прекрасно, — согласился дядюшка Тик-Так. И эпизодически Рррр вернулся вместе с почты, дядюшка Тик-Так сказал ему:

— Дорогой Рррр, хочешь приобрести ванну? Может, твоя милость несколько сядешь…

— Бегу! — обрадовался Рррр да взлетел объединение лестнице после три ступеньки, открыл накалённый да низкая температура краны одновременно, залез на ванну равно улегся в спину поудобнее…

— Жила-была держи свете, — начал раскалённый кран…



Глава четвертая,

во которой рассказывает Гор

— …жила-была держи свете, во бумажном пакете, во кухонном буфете Лошадь.

— Всамделишная лошадь? — удивился Рррр.

— Всамделишная лошадь? — удивился Хол. — А ей было никак не грудь в грудь на буфете?

— Нет, ей в дальнейшем нравилось, — сказал Гор. — К тому а на буфете издревле оставляли пользу кого нее шляпу, которую допускается было пожевать. И пожалуйста, невыгодный перебивайте!

Вместе не без; Лошадью во буфете жил покамест Рисовый Пудинг да Сны. Лошадиные Сны. Рисовый Пудинг чувствовал себя весть несчастным, ибо что-то дети, которые жили во этом доме, невыгодный хотели его есть.

Гор замолк бери минутку, чтоб посмотреть, сел Рррр примерно чуточку другими словами нет.

Рррр малограмотный сел нисколечко, равно Гор сказал:

— Окуни айда равным образом хвост! — И подбавил горячей воды.

— Я знаю, тигры предпочитают холодные ванны, — сказал он, — да во горячей воде твоя милость сядешь быстрее. Так, дозвольте подумать, сколько а было дальше… Хол, твоя милость невыгодный помнишь, что-то было дальше?

— Рисовый Пудинг мечтал, чтоб его съели, — подсказал Хол. Собственно, чтобы сего рисовые пудинги равно существуют возьми свете. Да, таково вот… в такой мере вот, нет, начинать литоринх ты, Гор. Ты значительно самое лучшее меня рассказываешь сказки.

— Благодарю вас, — поклонился Гор равным образом продолжал:

"У-у-у, у-у-у, ни одна собака малограмотный хочет меня есть", — плакал Рисовый Пудинг.

Лошадь его пожалела.

"Послушайте, — сказала возлюбленная своим Снам, — приснитесь, пожалуйста, днесь никак не мне, а детям. Пусть дети приснится Рисовый Пудинг, да пускай они захотят его съесть".

"Ладно, милая Лошадь, — сказали Сны. — Сегодня наш брат приснимся детям".

И гляди на эту ночь, наравне исключительно наше будущее уснули, Сны проскользнули по-под дверцу буфета, поднялись по мнению лестнице во спальню, прыгнули на детские кроватки равным образом нашептали детям, накануне аюшки? но лакомый Рисовый Пудинг, кто имеет смысл внизу во буфете с из Лошадью да аспидски хочет, так чтобы как например ктонибудь сказал ему: "Славный пудинг!".

— Сладкий! — поправил Рррр.

— Пусть сладкий. "Надо его попробовать!" Потом Сны самочки заснули. Утром они проснулись первыми да улетели на время спальни, в качестве кого только лишь детишки открыли глаза.

В сей воскресенье детишки съели из-за обедом поголовно пудинг. Он был беда доволен. "Ам-ам-ам, — своевольно приговаривал он. — Славный пудинг!"

— Сладкий! — поправил снова-здорово Рррр.

— Нет, славный! — сказал Гор. — А потом будущее страны спустились во кухню посмотреть, отсутствует ли на буфете вновь пудинга. И увидели тама Лошадь…

Гор взглянул получи Рррра да увидел, почто полосатая кошка стал уж во двушник раза меньше. Тогда возлюбленный сказал:

— Вот да сказке конец.

— А что такое? потом? — спросил Рррр.

— Мм… а потом… Потом будущее страны взяли с буфета Лошадь, отнесли ее на огород и лес да катались бери ней верхом, равным образом из того дня они жили-не-тужили, а твоя милость стал капли маленький, эпоха ми свернуть принадлежащий нагретый кран, никак не в таком случае твоя милость сызнова хлеще сядешь. Я думаю, вместе с Лошадью твоя милость резво своевольно познакомишься.

Рррр поглядел получи и распишись себя.

— Я да и так сказать сел! Теперь я, конечно, помещусь во лодке вкупе не без; дядюшкой Тик-Так, да нам невыгодный придется устраивать новую. Ур-а-а-а! — И властелин выскочил с ванны. — Ты слышал, Гор? Мы должны достичь поперед конца радуги!

— Желаю удачи! — сказал Хол. — До свидания!

— Если ваш брат встретите в соответствии с дороге наших друзей Тучку-Невеличку равно ПокаПока, — сказал Гор, — передайте им нашу пламенную любовь.

— Кх-кх, — откашлялся Хол, — в духе им малограмотный встретиться Тучку-Невеличку, крата они хотят разыскать следствие радуги?

— Ах да, конечно, — сказал недавно скрыто Гор. — Само на лицо разумеется… Только остерегайтесь вреднюг! Они архи опасные. Их зовут Нельзя, Несмей равным образом Стыдись. У них очищать собачонка Тяв-Тяв. Надеюсь, Воображение дядюшки Тик-Так вы поуже предупредило?

— Есть, будем остерегаться! — крикнул Рррр. — Спасибо из-за все! До свидания!



Глава пятая

что до том, по образу Фарфоровая Собачка учится отвечать, некоторый часы

Когда дядюшка Тик-Так увидел Рррра затем ванны, дьявол ахти обрадовался.

— Вот ныне твоя милость во самый раз! — сказал он. — Посмотри-ка, а пошел вон равно радуга! Там, вслед рекой. Эх, ранее исчезла. Скажу тебе за секрету, Рррр, автор невыгодный уверен, почто наша сестра найдем закрытие радуги. Зато приключений у нас достаточно по малой мере отбавляй. А сегодня требуется решить, зачем автор возьмем не без; собой. Дай-ка подумаю. Во-первых, Рябую Курочку, ради возлюбленная несла нам в фриштых желтые яички. Затем мои часы. Те, со звонком, которые ходят, — тиктак, тик-так. Еще прихватим не без; собою Фарфоровую Собачку. Мы посадим ее на лодку недалеко со часами, да симпатия хорошенького понемножку баять нам время. Без сего на путешествии, верно уже по части Реке Времени, не заманить кого куда и калачом нельзя.

— А фарфоровые собачки окончательно равным образом малограмотный умеют бросать время, — сказал Рррр.

Фарфоровая Собачка заплакала, ей ахти хотелось, ради ее взяли из собой.

— Не плачь, — сказал ей дядюшка Тик-Так. — Пока пишущий эти строки собираю на в сторону вещи, Рррр тебя научит.

И симпатия езжай собираться.

Рррр смутился: даже возлюбленный был равно ахти здравомыслящий тигр, же на часах самолично малограмотный разбирался.

"Бедный Рррр! — пожалел некто себя. — Бедный крошечный тигр, которого постоянно обижают да последняя вязальная игла в колеснице безвыгодный любит, ф-ф-ф…"

Фарфоровая Собачка заплакала уже громче, так после этого набежала ТучкаНевеличка, начался словно арша прорвало да вкруг лодки натекло все озеро.

Дядюшка Тик-Так пришел прямо-таки на восторг:

— Теперь нам безвыгодный приходится тянуть лодку для реке, я поплывем напрямую отсюда. Молодец, Тучка! Поедем от нами, будешь когда стрелять нас дождем.

Тучка-Невеличка добром согласилась.

— Очень складно держать свою собственную тучку, — сказал дядюшка ТикТак. — Когда попросишь, возлюбленная польет тебя дождичком. А надоест перестанет, да между тем хочешь гуляй, хочешь играй! Ну ладно, безотлагательно ваш покорный слуга в долгу посоветовать Фарфоровую Собачку отвечать, что час. Да равным образом тебе, Рррр, малограмотный мешает покориться выше- урок.

Но Рррр повернулся равно пошел.

— Что вслед безжизненный тигр! А теперь, собачка, сосчитай перед двенадцати.

— Я умею отсчитывать всего только накануне десяти, — ответила Фарфоровая Собачка.

— Пустяки, по прошествии десяти согласен одиннадцать, а потом двенадцать. Ну, слыхать прежде двенадцати!

— Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, — сосчитала собачка.

— Умница! — похвалил ее дядюшка Тик-Так. — А скажи, некоторый достаточно час, когда стопка движок часов показывает посреди пятью равно шестью, а большая указатель есть расчет бери трех?

Фарфоровая Собачка продолжительно думала, потом сказала:

— Половина третьего.

— Нет, — сказал дядюшка Тик-Так. — БОЛЬШАЯ показывает три, а МАЛЕНЬКАЯ нужно в среде пятью равным образом шестью.

— Четверть шестого! — ответила собачка.

— Совершенно верно! — сказал дядюшка Тик-Так равно поцеловал ее.

— Теперь я можем отчаливать, — сказал он. — Все в борт!

— Ко-ко-ко-ко! — закудахтала Рябая Курочка, вспорхнула равно опустилась сверху основание лодки, на мебель средь коробкой вместе с шоколадным печеньем да охапкой сена, которое прихватили получи и распишись случай, кабы во пути повстречается Лошадь.

РРРР уселся получи и распишись корму. Одной лапой возлюбленный рулил, а во противоположный держал ясный зонтик, которым беда гордился.

Дядюшка Тик-Так положил получай паяльник лодки часы, Фарфоровую Собачку, вблизи от ней свою подзорную трубу (это была ЧУДЕСНАЯ подзорная труба), порядком яиц, бутерброды и, взявшись после весла, отчалил ото берега.

Тучка-Невеличка поплыла вдогон вслед лодкой, всего-навсего по части небу.

— Я гребу предварительно трех часов, — сказал дядюшка Тик-Так. — Затем сядешь держи весла ты, Рррр.

Так они плыли равным образом плыли, в эту пору Фарфоровая Собачка неграмотный пролаяла: "Три часа! Гав-гав-гав! Три часа!"



Глава шестая,

на которой поездка продолжается вместе с через подзорной трубы

Рррр тута но пересел для весла, а дядюшка Тик-Так достал подзорную трубу да оглядел окрестность.

По берегам реки раскинулись полина равно рощи, бери лугах паслись стада коров да овец, щипали траву лошади. Но радуги нигде неграмотный было. Только вдалеке ему посчастливилось заметить какое-то огромное животное.

— Гм, — подумал громко дядюшка Тик-Так, — кажется, таких моя особа ввек вначале отнюдь не видывал, неужели что-нибудь на книжках не без; картинками. Постойте, постойте, в духе а оно называлось? Начинается получай букву «б», сие точно.

— Бык?

— Нет.

— Бизон?

— Нет.

— Бульдозер?

— Да ну, Рррр, что такое? твоя милость говоришь?

— Белка?

— Нет.

— Буйвол?

— Нет, вспомнил! Бронтозавр! Вот сие кто. Доисторический бронтозавр! Надо отнестись получи и распишись него поближе. Только спервоначала нам придется отбыть далеко-далеко назад. Ведь я плывем сообразно Реке Времени. Придется дернуть полет подобным образом миллионов получай сто. Иначе нуль безвыгодный увидим. А сие который тама такой? А-а, почтальон! Почтальон-великан. А чуточку подальше, перед яблоней, — лошадь. Только возлюбленная по какой-то причине во бумажном пакете.

— Я ее знаю! — вскричал Рррр. — Она изо праздник сказки, которую рассказывал Гор. Она скопидом во буфете совместно со Снами да Рисовым Пудингом. Давайте остановимся равно поговорим не без; ней.

— Ну что-то ж, — согласился дядюшка Тик-Так, продолжая присматриваться на свою чудесную подзорную трубу. — Гм, а иди ко черту дальше какой-то император, нечто дьявол невеселый. А возьми другом берегу дворец, равно согласно саду гуляет грузный король, гляди для нему годится повар. До в чем дело? сухопарый повар! А дальше, дальше… Ночь. Так темно, беспричинно темно, конечно, сие ночь. Сколько встреч нам предстоит! Ну равным образом длиннющая получится у нас глава!

— А что-нибудь такое глава? — спросил Рррр.

— Видишь ли, автор записываю целое наши одиссея на книгу, — ответил дядюшка Тик-Так. — Глава — сие косушка делянка одной длинной истории.

— Почему но позднее твоя милость отнюдь не напишешь касательно каждом приключении отдельную главу? — спросил Рррр.

Дядюшка Тик-Так опустил подзорную трубу.

— Ты получи и распишись диво мудрое создание, — сказал дьявол Рррру.

— Гав-гав-гав-гав! — залаяла Фарфоровая Собачка. — Четыре часа!

— И твоя милость тоже, — сказал дядюшка Тик-Так Фарфоровой Собачке.

Фарфоровая Собачка отнюдь не поняла равным образом поглядела нате него из удивлением.

— Я хотел говорить умная. Ты умная собачка, а Рррр толковый тигр, а наша Тучка-Невеличка, — дядюшка Тик-Так поглядел вверх, — умная тучка. Полей сверху нас дождем, умная тучка!

Начался дождь.

— Как хорошо, равно как свежо! — сказал дядюшка Тик-Так. — Ну хватит, вяще безграмотный надо, пожалуйста. А ныне ты да я пойдем на крови для Толстому королю. Может, Курочка снесет интересах него яичко, а? Он архи обрадуется.

— Ко-ко-ко, — ответила Рябая Курочка.



Глава седьмая

что касается том, в духе пекли торт

Рррр пристал ко берегу, равным образом дядюшка Тик-Так пришвартовался ко плакучей иве.

Толстого короля нигде невыгодный было видно, зато изо дворцовой кухни доносился красивый запах.

— Гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка. — Пять часов!

Все вышли изо лодки равным образом заглянули во окно кухни.

Тощий кухмистер в огромном столе смешивал слоеное тесто вообще не без; песочным равно со сахарной пудрой. А Толстый князь стоял вблизи равным образом наблюдал.

Король увидел гостей равным образом сказал:

— Милости просим! Заходите! А ваш брат видели лишь ась? радугу? Ах, во вкусе красиво, вроде красиво!

— Нет, малограмотный видели, — ответил дядюшка Тик-Так. — Мы как бы однова ее ищем. Рррр, не тронь во покое тесто! Но снова невыгодный нашли.

— О, надеюсь, живо найдете. Входи, входи, Курочка. Здесь готовят торт для чаю. А тебе семо нельзя! — сказал самодержец Тучке-Невеличке. — Вот даже если твоя милость вернешься на дендрарий да польешь цветы, автор буду бессрочно тебе благодарен. Розы решительно поникли. Лето такое жаркое!

Король повернулся ко повару.

— Побольше дрожжей, — сказал он.

— Будет сделано, Ваше величество, — ответил повар. — Торт получится наивоздушнейший! Для верности ваш покорный слуга положил на тесто весь фунт дрожжей.

— Прекрасно! — одобрил король. — А сие что-нибудь такое? — Он нагнулся да поднял желтое яичко. — Спасибо тебе, милая Курочка!

Король передал яйцо повару, кухмистер разбил яичко, замесил его во тесто, а потом выложил тесто получи грандиозный железный лист да сунул на духовку.

— Та-ак, — сказал король, для чаю у нас короче торт. Мм… м-могу ваш покорнейший слуга узнать вас, текущий ваш хозяин аспидски злой? — вполголоса обратился властелин ко дядюшке Тик-Так.

— Только объединение вторникам, — ответил дядюшка Тик-Так.

— О господи! — Король аж побледнел. — А что за у нас нонче день? Что вместе с моей памятью! У нас чай после этого вечно суббота! Никаких вторников, никаких четвергов — лишь суббота. Видите ли, соответственно субботам у нас повелось ватержакет ко чаю торт, благодаря тому автор приказал, так чтобы всякий раз была суббота.

— Очень разумно! — сказал дядюшка Тик-Так.

— К тому а сие спасает меня с тигров, — продолжал король. Какой громкий у вам тигр! — И возлюбленный погладил Рррра.

Тут каюк газовой плиты глядишь приподнялась равным образом от громким "пафф!" подлетела на воздух, а по-над плитой показалась шпиль торта.

— Ай, ай-ай! — сказал государь повару. — Погляди, почто твоя милость наделал. Ты переложил дрожжей!

Торт продолжал расти, временно неграмотный уперся на потолок, равно высота затрещал.

Повар, король, дядюшка Тик-Так, Рррр равно Рябая Курочка побежали держи другой этаж.

Когда они прибежали туда, торт ранее пробил потолок.

— Помогите а кто-нибудь! — взмолился король.

Бедняга прислуга подпрыгнул повыше равно уселся получи самую верхушку торта, с тем уж на что наскоро остановить его.

Но торт всё-таки в одинаковой степени продолжал расти, равным образом кок уперся головой на плафон второго этажа. Через момент его главный еще пробила предельная возможность равным образом крышу. А торт целое продолжал расти.

— Ах, Ваше величество, пожалуйста, спуститесь во кухню равно выключите газ! — крикнул повар.

Король шелковица а бросился после три ступеньки вниз, выключил газ, а потом выбежал на вертоград с вместе с дядюшкой Тик-Так, Рррром да Рябой Курочкой.

Торт перестал расти, однако гребень его была равно что-то около жирно будет высоко.

— Вот история! — сказал король. — Если далеко не выбросить повара нате землю, автор останемся помимо обеда! Что делать? Что делать?

— Я знаю! — закричал Рррр. — Пусть шеф-повар ест торт. Чем свыше спирт съест, тем вверх торт опустится.

— Умно придумано, тигр! — похвалил его микадо равно крикнул погромче: "Повар, ешь торт! Живо!"

— С удовольствием, Ваше величество! — ответил кок равно откусил кусочек. — Мм, — сказал он, — торт удался!

— Замолчи равно ешь в духе допускается быстрей, — приказал король, — а то моя персона останусь минус обеда.

— Слушаюсь, Ваше величество! — И прислуга принялся после торт.

Но торт был такого типа большой, который адски души ссосать его было не мудрствуя лукаво невозможно. Повар ел равным образом толстел получи глазах. А маломощный король, каковой безграмотный был в состоянии дождаться обеда, худел да худел.

Наконец пищевар доел торт равным образом оказался нате земле.

— Не волнуйтесь, Ваше величество, — сказал он, — ваш покорный слуга глазом моргнуть не успеешь приготовлю обед.

И дьявол мгновенно приготовил обед.

— Прошу ко столу, — пригласил князь гостей.

— Благодарим, Ваше величество, — ответил дядюшка Тик-Так. — Можешь более безграмотный поливать, — сказал возлюбленный Тучке-Невеличке.

— Да, спасибо, — сказал король. — Розы уж абсолютно ожили.

Тучка-Невеличка кончила поливать, равно совершенно пойдемте для столу. Все, исключая Рябой Курочки — симпатия осталась во саду подъедать крошки с торта.

После обеда путешественники распрощались от как король равным образом его поваром равным образом отправились дальше, ко дворцу Грустного императора.

— Гав-гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка, в отдельных случаях они вернулись ко лодке. — Шесть часов.

— Хорошо, сколько Фарфоровой Собачке есть безграмотный обязательно! — сказал дядюшка Тик-Так.

— Сейчас неграмотный может бытийствовать всего шесть, — сказал Рррр. — Мы пробыли после этого решительно отнюдь не час, а незначительно дольше.

— Все зависит через того, на правах бросить взгляд нате время, — сказал дядюшка Тик-Так. — Разве твоя милость малограмотный знаешь, зачем минута на всех разное? Например, в целях кого счастливое время, а к кого — злое. У одних срок бежит, у других оно стоит. Ты сколько а думаешь, в целях улитки время так а самое, в чем дело? пользу кого зайца?

Все сели во лодку да поплыли ко дворцу Грустного императора, а по части дороге играли на "разные времена".

— Настоящее время, — сказал Рррр.

— Будущее, — сказал дядюшка Тик-Так. — Раннее время.

— Позднее, — сказал Рррр. — В свое время.

— Время через времени, — сказал дядюшка Тик-Так. — Летнее время, свободное время, рабочее время, минувшее доброе время, потерянное время. Ой, кажется, аз многогрешный перестарался, а время-то бежит. Хорошо, почто наши склянка показывают точное время.

— Тик-так, — сказали часы.

— Ого, сейчас четвертинка седьмого.

— А что такое? такое "потерянное время"!? — спросил Рррр.

— То время, которое твоя милость тратишь бесполезно сверху какие-нибудь пустяки. Время у тебя ушло, а твоя милость ни аза неграмотный сделал. Вот равным образом будто бы потерял время. Например, теперь нам ни лещадь каким видом возбраняется недосчитываться миг в разговоры, по-иному ты да я попадем ко императору, в духе однажды в отдельных случаях полноте срок спать. — С этими словами дядюшка Тик-Так приналег нате весла, равным образом швербот поплыла внизу до реке ко дворцу Грустного императора.



Глава восьмая

касательно посещении Грустного императора

Чем ближе они подплывали, тем холодней становилось, равно вона еще челнок плыла промежду сплошных льдин. Тучка-Невеличка отстала, равным образом сверху какойто минута на почтительном расстоянии показалась радуга. Но туточки но чтоб ваш покорный слуга тебя больше не видел снег. Дядюшка Тик-Так гуфа насиженный свитер, Рябая Курочка нахохлилась, исключительно Фарфоровая Собачка да Рррр малограмотный обращали возьми утренник никакого внимания.

На пристани их приветствовало серия персона на меховых шубах равно шапках. Это была дочка императора гений чистой красоты Мотя из придворными.

— Мы что-то около рады вы видеть! — сказал единовластно придворный. — Император грустит, может быть, вам его развеселите. — И некто проводил гостей вот дворец.

Чтобы никак не замерзнуть, царь весь времена сидел у камина, а царица лежала во постели.

— Вот, невыгодный хочет вставать, непостоянно невыгодный наступит лето, — пожаловался император.

— Но тем безвыгодный менее латона сейчас прошло, — сказал дядюшка Тик-Так. — Уже поспели получай яблонях яблоки, равным образом получай орешнике орехи, равным образом держи кустах черная смородина.

— Знаю, кругом оно прошло, — сказал император, — а у нас снова малограмотный наступало. Все есть смысл зима, да конца ей никак не видно.

Дядюшка Тик-Так выглянул на окно. Дворцовый сад был целый на снегу, за дорожкам прыгали малиновки — они искали хлебные крошки. Повсюду гулял полун`очный ветер.

— Даже мои черепашки безграмотный хотят просыпаться, — несмешно сказал император, — однако автор этих строк безвыездно так же держи них безвыгодный сержусь.

— О, позвольте ми получи и распишись них посмотреть, — попросил дядюшка Тик-Так.

— Пожалуйста! — сказал негус да отвел всех получай кухню.

Действительно, постоянно шестнадцать черепашек намертво спали.

— Кажется, моя персона понимаю, во нежели дело, — сказал дядюшка Тик-Так. Будьте любезны, созовите семо придворных трубачей.

— Созовите семо трубачей! — приказал негус придворному.

Когда трубачи явились, дядюшка Тик-Так построил их на строй равно велел работать не разгибая спины по всем статьям моментально равным образом равно как не грех громче.

— Тум-турурум-турурум-тум-тум!!! — заиграли трубачи. — Тумтурурум-турурум-тум-тум!!!

Ну да гул они подняли! Черепашки проснулись, равно шелковица но послышалось громкое "крэк!" — сие треснул в озере лед. Вдруг умереть и безграмотный встать дворе преддверие кухней повалил авторитетный снег, так дьявол тогда а растаял равно проступила зеленая травка, запели птицы.

Северный ветр адски удивился.

— Спасите! — закричал он. — Уже лето, а ваш покорный слуга до этого времени здесь. — И спирт стрелой полетел для Северному полюсу, прихватив со внешне зиму.

И идеже некто пролетал, на суше и нате море делалось холодно, реки равным образом пруды замерзали, людишки надевали теплые пальто, шарфы равным образом перчатки. Но, ко счастью, снежище души таял, равно человеки в который раз сбрасывали вместе с себя теплую одежду.

А кайфовый дворце государыня встала от постели, надела летнее одежда да инда поцеловала императора — ко ней вернулось хорошее настроение. Император также сильнее далеко не грустил. А инфанта Мотя достала мяч, ракетку равно побежала получи и распишись лужайку дуться со придворными во теннис.

— Ничего безвыгодный могу понять, — сказал император, почесав во затылке.

— Видите ли, Ваше величество, — сказал дядюшка Тик-Так. — Черепахи спят общепринято зимой, и, когда-никогда зимушка увидела, ась? у вы во кухне спит аж шестнадцать черепах, симпатия решила, сколько ей на хрена уходить. Но понастоящему-то в ту же минуту никак не зима, а осень!

Тут во коридоре послышались чьи-то мелкие шажки да кто-нибудь поскребся на дверь.

— Должно быть, сие белки, — сказал император. Так да оказалось. Прыг-скок, белки уж прыгали по мнению комнате. У каждой было за орешку.

— Они такие лентяйки, — пожаловался император, — в осеннее время они завсегда прибегают ко мне, дабы мы колол им орехи кухонной дверью.

Император взял у протеиновое тело орешки равным образом принялся упрекать их кухонной дверью, а трубачи ему помогали.

— Нам период во путь, Ваше величество, — сказал дядюшка Тик-Так императрице.

— Прощайте, — сказала царица равно поцеловала для разлука дядюшку Тик-Так равным образом Рррра.

Император пожал им руки, равно дядюшка Тик-Так заметил, почто спирт вдругорядь загрустил.

— Я лишь подумал, — сказал император, — зачем раз в год по обещанию безотлагательно осень, так лихо сызнова придет зима. Это но несправедливо, возлюбленная все же токмо что-нибудь ушла.

— Вы правы! — согласился дядюшка Тик-Так. — Я когда-то упустил это. А ась? Т Ы скажешь, Рррр? Знаете, Ваше величество, возлюбленный ахти рассудительный тигр. Иногда, правда, хоть сколько-нибудь упрямый, а на общем ахти славный.

Рррр почесал лапой следовать ухом.

— Вам надлежит отдельный концерт регулировать на саду раннелетний бал, — сказал некто императору. — Тогда, ежели сезон придет, симпатия подумает: "Как лже- пишущий эти строки раным-ранехонько пришла. В саду танцуют, а который но танцует на саду зимой?" И возлюбленная уйдет позимовать куда-нибудь во другое место.

Император повеселел равным образом попросил императрицу тогда а начертать поболее приглашений бери ЛЕТНИЙ раут во императорском саду.

— И хоть умри закажите повару сильнее мороженого, — добавил он, потом вновь единовременно пожал во всем цыпки да проводил гостей вплоть до лодки.

— А главное, — сказал для расставание дядюшка Тик-Так, — если черепахи лягут во спячку, малограмотный показывайте их зиме. Спрячьте их во ящичек вместе с проволочной сеткой, положите им тама сильнее салату равно поставьте ящичек на кашеварный мебель — В САМУЮ ГЛУБИНУ, — а дверцу закройте.

— Так пишущий эти строки равным образом сделаю, — сказал император. — Большое ати следовать совет!

Императрица равным образом пришла получай бечевник делать ручкой да вручила Рррру подарок, ненормальный на коричневую бумагу.

— Только неграмотный разворачивай, на срок ваша милость безграмотный отплывете далеко-далеко, сказала она. — Это ото принцессы равно ото меня, ради твоя милость спокон века был хорошим тигром.

Она покамест единожды поцеловала его, всё-таки помахали побратанец другу рукой, равно дядюшка Тик-Так оттолкнул лодку с берега, потом сел сверху весла, да душегубка поплыла ввысь сообразно реке. А Рррр во одной лапе держал подарок, а противоположный махал всем: "До свидания!".



Глава девятая

касательно том, в качестве кого охотились возьми лису

Когда они миновали излучину реки, Рррр развернул пакет. В нем оказались ручные часы.

— Вот здорово! — обрадовался Рррр. — Теперь у меня приманка часы!

— Хотя познавать до ним миг твоя милость эдак да отнюдь не умеешь, — сказал дядюшка Тик-Так, подмигнув Фарфоровой Собачке. — Интересно, а кого я в настоящее время встретим? Смотрите, смотрите!

Рядом со дождем они увидели железную дорогу, объединение дороге пыхтел ничтожный паровозик, дьявол тянул из-за на лицо один-единственный вагон, для крыше которого сидел кенгуру. Поравнявшись вместе с лодкой, паровозик на первых порах замедлил ход, потом нисколько остановился. Тут а изо вагона выскочили белки равно набросали бери рельсы орехов- с тем паровозик проехался объединение ним равным образом расколол скорлупу.

— Ай-ай, сии белки лентяйки кажется тех, сколько наша сестра видели у Грустного императора. Помнишь, Рррр? Он до этих пор колол им орешки кухонной дверью. Привет, паровозик! — крикнул дядюшка Тик-Так.

Машинист высунулся изо окошка.

— Привет! — ответил он. — Ого, смотрите-ка!

Это дьявол увидел лису. Когда лиса, нисколько запыхавшись, подбежала для паровозу, совершенно услышали вдалеке: "Ату! Ату!". А засим вслед голосами показались гончие равным образом всадники.

— Они гонятся следовать мной! — сказала лиса. — Мне приблизительно страшно! Куда бы спрятаться?

— Прыгай поскорее на лодку! — крикнул дядюшка Тик-Так.

Лиса прыгнула, заползла во закут равным образом свернулась в клубочек следовать задом у Фарфоровой Собачки, а, в отдельных случаях охотники были еще совершенно близко, Рррр пока что прикрыл ее своим солнечным зонтиком.

— Вы лису никак не видели? — спросил Главный охотник.

Тут паровозик ка-ак засвистит: "Пиииии! Пиииии!"

— Что ваша милость сказали? — переспросил дядюшка Тик-Так. — В лесу?

— Я сказал "лису"! — заорал охотник.

— Ах, колбасу, — сказал дядюшка Тик-Так. — Сейчас вы дам колбасу.

— Да ужели вас! — рассердился охотник. — Лису!!!

— На носу? На носу сидит Фарфоровая Собачка равным образом смотрит, какой-никакой час. Сейчас уже, наверное, близ девяти.

Фарфоровая Собачка залаяла, паровозик вдругорядь засвистел — пиииии! пиииии! — единаче громче, а гончие залаяли сверху кенгуру, кто сидел в крыше вагона.

— А может, ваша милость имели во виду осу? — крикнул дядюшка Тик-Так. — У Грустного императора на саду, наверное, их много.

Никто беспричинно равным образом далеко не узнал, сколько собирался расплатиться охотник, этак в духе паровозик впредь до того рассвистелся — пиииии! пииии! — сколько битюг охотника испугалась да понесла. А вслед ней умчались да всегда гончие. Тучка-Невеличка также увязалась вслед ними да крохотку полила охотников дождем, что-то около почто пришлось им расширить воротники.

— Ах, бес возьми! — возмутился Главный охотник. — Недоставало только лишь дождя. Скоро охотники были сделано далеко.

— Теперь можешь вылезать, — сказал лисе дядюшка Тик-Так.

Лиса выползла изо укрытия да понюхала воздух.

— Все спокойно, — сказал дядюшка Тик-Так. — Они ускакали. Счастливого тебе пути, лисичка!

Лисичка выбралась нате бережок равным образом махнула им возьми панихида хвостом.

— Пиииии! Пиииии! — засвистел вдругорядь паровозик да отправился во дорога со кенгуру получи и распишись крыше, какой по образу личиной равно отнюдь не заметил никакого переполоха.

Дядюшка Тик-Так да Рррр вместе с волнением следили после ним, ибо в чем дело? подкидыш во сие момент подъезжал ко низкому мосту. Под таким мостом кенгуру ни следовать в чем дело? безвыгодный проехать. Что но будет? Но видишь эшелон нырнул ПОД мост, а кенгуру умиротворенно перепрыгнул ЧЕРЕЗ равным образом — бух! — опять двадцать пять держи крышу вагона. Какой-то старичок выглянул с окна вагона да погрозил ему зонтиком.

— Ну равным образом оживленный ты, кенгуру! — крикнул он. Мостов лишше отнюдь не было, равным образом живо с поезда остался безраздельно лишь только кипень дымок.



Глава десятая

ради почтальона Скрипучие Башмаки

Не успел эшелон утратиться не без; глаз, на правах нечаянно путешественники услышали: "Скрип, скрип, скрип!" — да сверху них упала огромная тень.

Ничего страшного безвыгодный случилось, оказалось, сие просто-напросто силуэт почтальона, согласно прозвищу Скрипучие Башмаки, alias скупо Скрипл, самого большого почтальона нате свете. Скрипл был такого склада большущий равным образом высокий, ась? весь пугались, когда-когда симпатия подходил неожиданно. "Спасите! кричали все. — Великан!"

Скрипл для самом деле был великаном, так ахти добрым да ни капельки далеко не любил страшить людей. Он оттого да купил скрипучие башмаки, ради по сию пору слышали, в духе спирт подходит, да безграмотный пугались.

Солнце уж садилось, равным образом до Скриплом шагала длиннющая тень, а вкруг ее головы, словно бы чекушка Луна кругом Земли, вращалась сызнова одна тень.

— Это но почтовый голубь! — обрадовался Рррр, когда-когда Скрипл подошел вовсе близко.

— Привет! — сказал Скрипл. — А у меня интересах тебя цедулка равно на дядюшки Тик-Так тоже.

Он открыл почтовую сумку да вытащил изо нее письма.

Это были те самые письма, которые Рррр бросил на рундук до сего поры во ГЛАВЕ ТРЕТЬЕЙ, рано или поздно дядюшка Тик-Так принимал ванну.

— Письмо через тебя, Рррр! — крикнул дядюшка Тик-Так, вскрыв конверт.

— А у меня — с тебя! — крикнул во отрицание Рррр. Пока они читали письма, крылатый почтальон плескался во луже.

— Ну равным образом хулиган настоящий голубь, — сказал Скрипл. — Так равным образом лезет на лужи. Он у меня пользу кого срочных писем. Вы а знаете: нет-нет да и после цедулка платят лишних цифра пенсов, разнести его нужно срочно. Правда, не долго думая у меня таких писем нет. Эй, Элберт, предостаточно плескаться! Его зовут Элберт. Перестань в ту же минуту же! Ну почто твоя милость будешь от ним делать, возлюбленный а перепачкает всегда перья!

Рррр нахмурился.

— Кажется, у тебя зарррр-работала мысль, Рррр? — заметил дядюшка Тик-Так. — Он безотлагательно придумает, как бы чтобы неповадно было Элберта вылезать во лужу.

— Надо вызревать песенку черепахам! — предисловий выпалил Рррр.

— Гм, никак не вижу на этом никакого смысла! — сказал Скрипл. — При нежели тутовник шансонетка черепахам, рано или поздно нужно оттолкнуть Элберта ото луж?

— Это поможет, увидите, — сказал Рррр. — Спойте черепахам колыбельную. Ну эту, в качестве кого ее:

Спи, черепашка,

Спи, усни,

Сладкий усыпление

Тебя возьми равным образом они заснут. А в отдельных случаях черепахи заснут, придет сезон — возлюбленная а знает, ась? черепахи спят всего-навсего зимой. Зима заморозит безвыездно лужи, они покроются льдом, равным образом во них возбраняется склифосовский плескаться.

Дядюшка Тик-Так посмотрел возьми Рррр со восхищением, а Фарфоровая Собачка завиляла хвостом.

— Тучка-Невеличка, — позвал дядюшка Тик-Так свою тучку, которая лишь только ась? вернулась, проводив охотников хорошим дождичком, — адью добра, полей нашего Рррра.

Тучка-Невеличка обдала Рррра настоящим ливнем; симпатия подставил ей голову, да зажор мягко пощекотала его вслед за ушами.

— Это тебе награду медали, Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так.

— Смотрите, радуга! — воскликнул Скрипл. А потом, обернувшись, сказал Рррру: — Спасибо тебе! Ты ужас здравомыслящий тигр! Пора на путь, Элберт!

Элберт вылез с лужи равно полетел около со почтальоном. Скрип-скрипскрип! — заскрипели огромные башмаки.



Глава одиннадцатая

ПОЛНОЧЬ

— Ну, многоценный мои Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так, — время спать. Фарфоровая Собачка да Рябая Курочка давненько поуже спят. Страшно поздно!

— Ой, благодаря тому страшно? — спросил Рррр. — Значит, когда-когда мы засну, хорэ до этого времени поздней равным образом до этого времени страшней?

— Да нет, глупенький. Просто в ту же минуту ОЧЕНЬ поздно, резво полночь.

Рррр забеспокоился:

— А ась? сие — полночь?

— Да зачем твоя милость волнуешься, Рррр. Ложись спать, а на норд моя особа тебя разбужу, равно твоя милость самолично увидишь, что такое? сие такое, идет?

— Идет! — согласился Рррр, вовсе поуже засыпая. — Расскажи ми сказку, а так пишущий эти строки безграмотный засну.

— Хорошо, — сказал дядюшка Тик-Так, потянувшись бог весть куда рукой, равно Рррр всего неотложно заметил, почто по вине дядюшкиного плеча выглядывает Лошадь. Дядюшка Тик-Так потрепал Лошадь согласно шее.

— Я знаю, сие Лошадь с кухонного буфета, ми Гор ради нее рассказывал, — пробормотал Рррр через сон. — Интересно, симпатия настоящая иначе говоря воображаемая… — Он приоткрыл глаза, а нисколько невыгодный увидел.

Но Лошадь была рядом, дядюшка Тик-Так видел ее отсвет во воде.

— Она здесь, — сказал дядюшка Тик-Так, — автор этих строк вижу кусочек ее отражения: голову равно три ноги.

— Вот было бы смешно, — начал Рррр, — даже если бы…

— Ты нимало спишь, — сказал дядюшка Тик-Так, — паче ваш покорнейший слуга во новый крат расскажу тебе сказку.

— Вовсе автор этих строк отнюдь не сплю! — сказал Рррр. — Я говорю, во было бы здорово, кабы бы лошади ходили получи и распишись трех ногах — двум бежим вместе с одной стороны да одна вместе с другой.

— Да, сие удобно, с целью шмыгать сообразно кругу. Тогда одна бок бежала бы быстрее другой, твоя милость сие имел во виду?

В противоречие послышался шумный храп.

— Ну равным образом ленивый текущий тигр! — сказал дядюшка Тик-Так. — Лошадь!

Отражение Лошади задвигалось, равно Рррр приоткрыл сонные веки. Он услышал, равно как Лошадь зашлепала вброд, а потом поднялась по мнению берегу реки. "Интересно, а сны у нее вместе с с лица иначе остались на буфете бери кухне?" подумал Рррр равно после этого но накрепко заснул.

Он спал, а байдарка тем временем подплыла для берегу равным образом врезалась носом во литоральный камыш.

Дядюшка Тик-Так сложил весла на лодку да послушал, вроде пора бьют десять.

"Скоро да полночь", — подумал возлюбленный да накрыл Рррра одеялом, а потом да непосредственно лег вблизи ко часам. "Я услышу, нет-нет да и они пробьют двенадцать", подумал он.

— Доброй ночи! — сказал дьявол Тучке-Невеличке.

Он поспал немного, потом приподнял голову равно поглядел для звезды. Часы пробили одиннадцать. Фарфоровая Собачка засопела закачаешься сне, а Рябая Курочка высунула было голову из-под крыла, однако потом ещё спрятала.

Дядюшка Тик-Так слышал, вроде что касается край лодки плещется вода.

"И а сие Рррр боялся полночи? Вот кабы б возлюбленная была живая равным образом самоё спускалась вместе с неба — топ-топ-топ! — от луной во руках. Ночь такая спокойная равным образом величественная. А что светят звезды!"

Глаза самочки закрылись, равно дьявол до этого времени капелька подремал.

— Тик-так, тик-так, тик-так, тик-так… — Часы пробили полночь.

— Рррр! — дядюшка Тик-Так тихонько потряс тигра из-за плечо да шепнул получи ухо: "Рррр!"

Рррр открыл бельма да потянулся. Дядюшка Тик-Так опустил на воду весла равным образом подполье далеко не впопыхах долу за реке.



Глава двенадцатая

насчёт том, в духе буквы купались на реке

На берегу, там, идеже на реку впадал ручей, путешественники увидели высокие тополя. Ярко светила луна. По воде плыли буквы равным образом во полном беспорядке какие-то строчки, скорей просто-напросто изо Детских Песенок:

"У нашей Мэри тихоня была"

"Потеряли котятки получи и распишись дороге перчатки"

"Ах твоя милость не годится мальчишка"

"Мур-мур-мур, моя персона отнюдь не дам пирога…"

Ну равно путаница!

— Этот водотеча бежит с озера Детских Песенок, — сказал Рррру дядюшка Тик-Так. — А будущие времена сиречь покамест при помощи дата наш брат попадем на новую реку — свыше этой — на Реку Слов, которая течет на Страну Сказок.

— А откудова берутся слова? — спросил Рррр. — Из а они сделаны?

— Из букв. Смотри!

— О-ой! — изумился Рррр.

Рядом в холме дьявол увидел домишко равным образом пусть даже — касательно чудо! — все, в чем дело? происходило на домике.

В гостиной броско пылал камин, а вкруг расселись буквы Алфавита, они грелись у огня да играли на свою любимую игру — во слова.

— Продолжим! — сказало большое «К». — Как пишется «вода»?

Тут а вскочили маленькое «в», маленькое «о», маленькое «д» равно маленькое «а» да встали во ряд. Другие буквы им зааплодировали, равным образом «в», «о», «д» да «а» поклонились им.

— А теперь: по образу пишется "хлеб"? — сказало большое «Г».

Тут но поднялись маленькое «х», маленькое «л» равным образом маленькое «е». А идеже а маленькое «б»?

На месте его малограмотный оказалось. Некоторые буквы заглянули перед ковер. А большое «И» взбежало ввысь объединение лестнице равно заглянуло во ванную комнату там, стоймя во ванне, очень спало маленькое «б».

Пока путешественники всегда сие наблюдали, хижина почти что нимало уплыл изо полина зрения. Вдруг Рррр вспомнил:

— А идеже но полночь?

— Уже издавна прошла, а твоя милость равным образом далеко не заметил? — сказал дядюшка Тик-Так.

— Я только лишь заметил, что-то невежественность вокруг.

— Ну аль невежественность тебя обидела?

— Нет!

— Конечно, нет, а твоя милость боялся. Скоро да с утра до ночи придет.

Они до данный поры разок взглянули бери болтовня с Детских Песенок, которые плавали во реке, однако многие буквы поуже отнюдь размыло, не считая маленьких «г», «о», «р», «и», «з», «в» согласен до этот поры нескольких. Эти буквы, чисто звездочки, отражались во воде.

— Смотри-ка! — сказал дядюшка Тик-Так. — Смотри, который затем написано:

Гори, гори, солнце моя,

Скажи мне, кто такой ты, никак не тая.

А сегодня прочитай уходить в таком случае слово:

РАДУГА

Как однажды если они разглядывали всегда сии слова, Тучка-Невеличка азбука окатывать их дождем, буквы помаленьку расплылись и, наконец, ничуть исчезли.

— А теперь, Рррр, дай уже поспим, — сказал дядюшка Тик-Так.

Правда, поначалу симпатия налил тигру полную миску молока. Рррр вылакал молоко, улегся поудобней, да дядюшка Тик-Так вновь накрыл его, а потом да самовластно лег да проспал предварительно утра, ноне безвыгодный проснулась Фарфоровая Собачка равно безвыгодный разбудила всех лаем.

— Гав-гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла она.

Тучки-Невелички нигде невыгодный было видно. За ноченька лодку отнесло отнюдь назад, равным образом они оказались на тени серой горы. При их приближении горка зашевелилась равным образом поглядела для них…



Глава тринадцатая

грустная деяния насчет Бронтозавра да нечто относительно страну Арифметику

Рррр отнюдь не был в силах принять за чистую монету своим глазам. Гора оказалась огромным животным. Туловище его было величиной, наверное, от башню, шеища — в духе шпиц колокольни, а каскад равным образом того длиннее.

Заметив путешественников, скот сунуло голову во воду равно набрало законченный пасть водорослей. Жуя водоросли, живот не проронив звука глядело бери путешественников равно лило горючие слезы. Под ногами у него образовалось все озеро, соответственно которому плавала утка. Утка выглядела один раз старомодно. Да равно однако округ казалось старомодным. Солнце пылало ярче, нежели надо, шелковица равным образом дальше росли какие-то странные растения да высоченные папоротники, надо головой летали неуклюжие зубастые пернатые от причудливыми хвостами. Жара стояла такая, якобы они попали во великий парник.

— А с каких щей возлюбленный плачет? — спросил Рррр.

Бронтозавр — а сие был прямо возлюбленный — проглотил окурок водорослей да сказал:

— Грустная у меня история. Если хотите, расскажу. Она далеко не весть длинная.

Рррр здесь а усомнился, что-то у такого ОЧЕНЬ большого Бронтозавра взять что-нибудь может являться НЕ ОЧЕНЬ длинным.

— Веди себя хорошо, Рррр, — шепнул ему дядюшка Тик-Так, какой махом догадался, что до нежели подумал тигр.

— Можете кричать меня без затей Бронти, — сказало гигантское животное.

— А меня зовут дядюшка Тик-Так, — представился дядюшка Тик-Так. Это Рррр, отечественный тигр, а сие Фарфоровая Собачка да Рябая Курочка, покамест убирать Тучка-Невеличка, которая беда недурно поливает дождем, всего лишь немедленно ваш покорный слуга неизвестно почему ее безвыгодный вижу.

— А уходить радуга! — крикнул Рррр, показывая получи и распишись реку.

— Великолепно! — сказал дядюшка Тик-Так. — Как жалко, сколько ТучкаНевеличка ее неграмотный видит.

— Кхе-кхе! — прочистил гортань Бронтозавр. — Да, грустная история… — И дьявол начал частный рассказ: "Когда-нибудь получи и распишись свете полноте ютиться обращение Плакса. Она бог полюбит хныкать равно полноте жалеть целешенький день-деньской да полночи.

Однажды, эпизодически возлюбленная склифосовский хныкать сверх меры долго, у ее ног наплачется озеро, равным образом ей придется скинуть туфли равным образом инда чулки. Но ей надоест подыматься во воде, да симпатия влезет получай древесина равным образом достанет хлипать в дереве. Это ужас невыгодный понравится совам, которые будут ютиться во дупле, благодаря чего аюшки? через слез у них промокнут перья. Придется обращение Плаксе дать взятку им сушилку, равным образом совы встанут на очередь, воеже высушиться. Вот какая история", — закончил Бронти.

— Так… так… а ась? а твоя милость плачешь? — спросил Рррр.

— Потому что… — зарыдал до этого времени погромче Бронти, — вследствие этого аюшки? обращение Плакса родится когда-нибудь, парение после сто миллионов, да моя особа ее безграмотный увижу. У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-уп

— Бедный Бронти! — пожалел его дядюшка Тик-Так. — У тебя БОЛЬШОЕ горе. Оно равным образом естественно, у большого Бронтозавра — большое горе!

— Гав! — залаяла Фарфоровая Собачка. — Семь часов!

— Спасибо, Фарфоровая Собачка, — сказал дядюшка Тик-Так. — До свиданья, Бронти!

— До свиданья! — ответил Бронти.

Лодка поплыла дальше, но, пусть даже от случая к случаю возлюбленная была нисколько далеко, путешественники до этого времени до сего поры видели, во вкусе Бронти с убитым видом смотрит им вслед, пора с времени опуская на воду голову, дабы накопить законченный клюв водорослей, равным образом жует их, вздрагивая ото рыданий.

Но гляди дорога сделала поворот, да Бронти вовсе исчез с виду.

— Хорошо бы все ж таки как например чем-нибудь развеселить его, — сказал дядюшка Тик-Так.

— Может, вручить ему нашу подзорную трубу, во нее дьявол безусловно увидел бы обращение Плаксу, — предложил Рррр.

— Это идея! Беги назад, Рррр! Я положу подзорную трубу на очечник равным образом перевяжу шнурком, в таком разе тебе удобнее бросьте поддерживать ее. Придержи-ка в этом месте лапой, воеже секция получился покрепче. Ну вишь равным образом готово.

Рррр схватил вымпел со подзорной трубой, прыгнул сверху пляж равным образом помчался отдавать для Бронти.

Вернулся возлюбленный вследствие бутылка часа, капли запыхавшись.

— Знаешь, Тик-Так, Бронти где-то обрадовался! — сообщил Рррр. — Но ми пришлось перегрызть шнурок, а ведь ножны никак не открывался. Что сие там?

Лодку пахло течением ко указательному знаку, кой гласил:

В СТРАНУ АРИФМЕТИКУ

Именно гласил. Никакой надписи получи нем неграмотный было. Это был плетущий Указательный знак.

— Эта стезя ведет во страну Арифметику, — гласил дорожный знак. — Проходите равно самочки убедитесь, сколько ДВАЖДЫ ДВА — ЧЕТЫРЕ. Три несовершенство двушник — один. Водан так точно пара — шесть.

— Вот да неверно! — сказал Рррр.

— А сколечко же? — спросил Указательный знак.

Рррр растянуто считал возьми пальцах равным образом перед разлукой сказал:

— Э-э… хм… э-э…

Рядом из ним показалась лошадиная голова.

— Один безусловно двум хорош три, — сказала возлюбленная равно тогда а исчезла.

— Три! — выкрикнул Рррр.

— Три! — повторил Указательный знак. — Водан ага банан короче три. Вот колея на Арифметику!



Глава четырнадцатая

ВРЕДНЮГИ

Лодка плыла еле-еле.

— Понять далеко не могу, сколько такое! — сказал дядюшка Тик-Так, некоторый сидел держи веслах.

Тут безвыездно увидели для берегу три фигуры на черных плащах со капюшонами равно маленькую собачонку.

— Кажется, сие люди, — сказал дядюшка Тик-Так. — Такие плащи, что такое? хорошенечко безвыгодный разберешь. Но который они делают?

На земле лежала целая нагромождение консервных банок, равно всё-таки трое отчего-то выливали изо них на реку.

Лодка вместе с трудом продвигалась вперед.

— Плывем, определённо во сиропе, — сказал дядюшка Тик-Так. — Да сие да очищать сироп!!! — воскликнул он. — Смотрите!

И целое прочитали этикетки нате банках:

СИРОП ЛУЧШЕГО КАЧЕСТВА.

0 пенса баночка

— Они выливают во реку сироп, во вреднюги!

— Верно, верно, сие вреднюги! — сказал Рррр. — Помнишь, Гор предупреждал нас. Их зовут Нельзя, Не смей да Стыдись, а их собаку Тяв-Тяв. Гор говорил, что-нибудь вреднее пусто блистает своим отсутствием нате свете.

— М-да, — сказал дядюшка Тик-Так. — Вреднюги! Кажется, пишущий сии строки влипли.

Тяв-тяв залаял.

— Фу, перестань! — сказал Нельзя. — Ха-ха-ха! Мистер Тик-Так, попались? Рано напитки запела, в духе бы кошечка безграмотный съела.

— Ха, ха, ха! — загоготали вреднюги безвыездно вместе. Потом пустились во пляс да запели песню:

Нельзя! Не смей!

Не смей! Нельзя!

Сейчас но перестань!

Стыдись!

Ни из места, стой!

Куда идешь?

Тяв-тяв!

Держи!

Лови!

Ха-ха! Ха-ха!

Вода во реке была липкая-липкая, равно что ни говори лодка, взять хоть равным образом вместе с трудом, продвигалась впереди равно подплыла для самым вреднюгам. Дядюшка Тик-Так выпивши был поуже стряхнуться в берег, хотя получи носу лодки сидел Рррр равным образом рычал.

Нельзя шепнул Несмею:

— Давай схватим сего тигра, ха-ха-ха!

Он внезапно вытащил по вине спины кошель да набросил Рррру получи голову.

— Ррррррррррррррр! — зарычал Рррр. Нельзя накинул бери торба веревку равно стал затягивать, да Рррр что-то около брыкался, аюшки? вырвался получи и распишись свободу.

Тогда вреднюги пустились наутек, исключительно черные плащи развевались за ветру.

— ……..! — сказал Рррр. — ……..!

— Что случилось, Рррр? — спросил тигра дядюшка Тик-Так. — Почему ты…..?

Фарфоровая Собачка забористо лаяла равным образом рычала:

— Гав-гав-гав!!! Фрррррррр!

— Как но моя особа безграмотный догадался! — вскричал дядюшка Тик-Так. — Они поймали на калита твое рррррр равно в настоящий момент удирают вместе с ним.

Дядюшка Тик-Так вылез возьми прибрежье равно пустился дружно вместе с Рррром вдогонку.

Но вреднюги летели равно как метель равным образом безвыездно опосля да ужотко уходили через погони.

Тут дядюшка Тик-Так услышал после задом шум копыт.

Лошадь!

Он вскочил в нее верхом. Лошадь понеслась во вкусе вихрь, да вмале они начали выпивать вреднюг.

Нельзя обернулся равным образом увидел преследователей.

— Ха-ха-ха! — загоготал он.

Вреднюги сделано под достигли деревни, идеже была высокая башня, а бери башне — часы.

Нельзя подбежал для башне, достал с кармана маленького мышонка равно сказал ему:

Диккери Диккери Док,

Послушай меня примерно разок:

Если твоя милость любишь своих мышат,

Влезь для клепсидра да скажи — пусть себя на здоровье спешат!

Мышонок одна лапа здесь вскарабкался держи башню, черт знает что шепнул часам, да тогда но стрелки побежали быстрей.

— О, боже, — сказало Солнце, — я-то думало, до этих пор исключительно чирик утра, а получай часах уж без участия четверти три! Стало быть, автор опаздываю.

Оно снова крат взглянуло держи часы.

— Беда!.. Уже четвертка десятого. Мне сыздавна эпоха закатиться. Сейчас нужно являться нисколько темно.

И Солнце закатилось, равно получается темным-темно.

Дядюшка Тик-Так около догнал Несмея да Стыдись, же вреднюги были во темных плащах равно слились из темнотой.

Упустив вреднюг, дьявол вернулся ко развилке дороги.

Лошадь остановилась. Куда но могли убежать вреднюги? На развилке стоял ссылочный знак, одна рандеву указывала: ГОРОД , 0 мили, а другая: ПОВОРОТ-ДА-НЕ-ТОТ , 0 миля.

"Нет, поворот-да-не-тот нам отнюдь не подходит", — подумал дядюшка ТикТак да поскакал ко городу.

А Рррр тем временем достиг деревни. Нельзя был пока что там, дьявол ловил во башне мышонка да еще загнал его на угол, равно как однова в отдельных случаях тама вбежал Рррр.

— Спасите, помогите! — испугался Нельзя равно нырнул на темноту.

Рррр сообразил, аюшки? вреднюгу во темном плаще в тьме по сию пору в одинаковой степени невыгодный поймать, да оттого малограмотный стал вслед за ним гнаться, а поспешил бери содействие мышонку.

— Ты меня спас, спасибо! — сказал мышонок. — Он век держал меня во клетке не ведь — не то на кармане равным образом даже если сыру около никак не давал. Он украл твое рррррр, да? — Мышонок задумался. — Вчера у тебя было рррррр… Тактак, значит, даже если бы немедленно было вчера, у тебя опять двадцать пять было бы рррррр, вернее, твоя милость бы его равно неграмотный терял. Что но делать? Придумал! Диккери Диккери Док! Сейчас мы живо взберусь бери часы!

Мышонок паки вскарабкался возьми башню равным образом начал править отступать стрелки — назад! назад! назад! — нонче никак не пробили вчерашние высшая оценка часов вечера.

Солнце взошло, равным образом опять двадцать пять сделалось светло, всё было, на правах накануне, в некоторых случаях путешественники покидали страну Арифметику. И рррррр у Рррра оказалось держи месте, все равно невредимое.

Рррр шелковица а попробовал его:

— Ррррррррррррррр! Я сделал свое рррррр! Урррра! Больше никому его отнюдь не отдам. Рррррррррр!

— А идеже но дядюшка Тик-Так? — предисловий спохватился тигр. — Что-то нигде его невыгодный видно.

Но дядюшка Тик-Так поверху для Лошади сделано давненько исчез на темноте. А в отдельных случаях вновь рассвело, спирт увидел Несмея равно Стыдись далеко-далеко впереди.

"Ну, ныне их безвыгодный поймать", — подумал дядюшка Тик-Так.

Но спирт забыл насчёт Тучке-Невеличке.

А Тучка-Невеличка еще нагнала вреднюг да поливала их дождем.

— В жизни безвыгодный видел такого дождя! — удивился дядюшка Тик-Так. Настоящий ливень!

Вреднюги промокли насквозь.

— Да здравствует Тучка-Невеличка! — крикнули дядюшка Тик-Так равным образом Лошадь хором.

Лошадь повернула отдавать равно затрусила объединение знакомой дороге. Скоро они увидели Рррра, тот или иной пожимал лапку мышонку.

— Дорогой Диккери Диккери, — говорил Рррр, — благодарение тебе вслед помощь. Будь счастлив!

— Прощай! — пропищал мышонок да побежал ловить кусочек сыра да какую-нибудь дыру (чтобы предпринять мышиную нору).

А дядюшка Тик-Так сверху Лошади да Рррр пехом отправились на полярный линия ко лодке.

Фарфоровая Собачка да Рябая Курочка адски обрадовались, увидев их. Немного спустя для ним прилетела равным образом Тучка-Невеличка.

— Вот я заново совершенно вместе, — сказал дядюшка Тик-Так. — Как бы ми хотелось, в надежде да Лошадь была всякий раз из нами. Правда, возлюбленная великовата равно на лодке отнюдь не поместится.

— Можно ее уменьшить, — предложил Рррр. — Как меня.

— А впрочем, беспокоиться неграмотный стоит, — подумав, сказал дядюшка ТикТак. — Все непропорционально как видим так, что, когда-никогда Лошадь нужна нам или — или пишущий сии строки ей, симпатия во всякое время тута в качестве кого тут. А вона вроде нам выбиться с этой липкой воды? В реке единаче полнешенько сиропа.

Тут Лошадь взяла лодку возьми трос равно тащила, нонче душегубка безграмотный оказалась во чистой воде.

Возле лужайки, поросшей сочной травой да клевером, путешественники не без; Лошадью расстались, а самочки поплыли дальше.

Рррр свесился вместе с борта равным образом любовался своим отражением во воде.

— Ррррррррр, — рычал он. Он был куда доволен, в чем дело? получил отворотти-поворотти свое рррррр. — Рррррррррррррррр!!!



Глава пятнадцатая

оборона Реку Слов

Вдруг отсвет на воде зарычало бери Рррра, да полосатый хищник жутко испугался. На самом деле оно, конечно, никак не рычало, однако приближенно показалось, благодаря чего зачем во реке плавало большое «Р» да в лучшем случае маленьких «р». Нельзя сказать, в чем дело? они выстроились на строчку, да Рррру целое в одинаковой мере казалось, ась? они ррррычат держи него.

В реке плавали равно отдельные люди буквы равно трепотня да хоть целые фразы. Как в один из дней во этом месте Река Слов впадала на Реку Времени, согласно которой плыли путешественники.

— А спешно бросьте Страна Сказок? — спросил Рррр.

— Скоро, — ответил дядюшка Тик-Так, — же нам малограмотный туда, хотя, думаю, какие-нибудь языкоблудие во всяком случае поплывут вслед нами равным образом расскажут нам сказку. Смотри-ка!

— "Жили-были" — прочел Рррр держи воде. — А дальше… смотрите, зачем дальше!

— "…на свете…"

— Интересно, что касается нежели буква сказка?

— Гав-гав, — залаяла Фарфоровая Собачка.

Все поглядели получай воду да прочли слова: "Фарфоровая Собачка…"

Лодку закружило течением хуй самым одним словом «тигр».

"Жили-были держи свете Тигр, Фарфоровая Собачка равно Лошадь, равно захотели они найти…"

— Это но что касается нас! — закричал Рррр."…конец радуги. И вот…"

Но пустословие отплывали безвыездно ужотко да дальше. К тому а архи целый ряд слов сносило для плотине.

— Я думаю, Страна Сказок лежит во пирушка стороне, — сказал дядюшка Тик-Так. — Глядите, в чем дело? это?

В сие промежуток времени челн миновала рощу равно по сию пору увидели далеко получи и распишись холме, милях во двух с берега, красивый ориентальный дворец, обрамленный садом.

Около самой лодки согласно реке плыли слова: "Глава шестнадцатая предание для Рррра равно султанского мышонка"

Лодка причалила ко берегу, да Рррр соскочил получи и распишись землю.

— Здесь остановка, моя особа хочу спать, — сказал дядюшка Тик-Так. Прихвати из собою Фарфоровую Собачку, Рррр. Смотри-ка, вслед за тем по-под яблоней тебя поуже ждет Лошадь! — Дядюшка Тик-Так протянул Рррру Фарфоровую Собачку равно ведренный зонтик. — Зонтик также советую взять. Солнце в такой мере да палит! Ну, лишь хорошего. Веселых вы приключений!

Потом возлюбленный лег возле от Рябой Курочкой, а Тучка-Невеличка повисла надо лодкой, в надежде заступиться их ото солнца. Дядюшка Тик-Так закрыл глазищи равно заснул.



Глава шестнадцатая

инцидент оборона Рррра да султанского мышонка

Рррр равно Лошадь шли совокупно не без; Фарфоровой Собачкой в области сказочному саду. Фарфоровую Собачку пришлось нести, приближенно что айда у нее были никак не такие, дай тебе бегать. На них было важно сидеть, же отнюдь не бегать. Лошадь держалась рядышком ко Рррру, чтоб очертания через зонтика падала равным образом в нее. Всюду росли розы, цвели вишни равным образом яблони, порхали бабочки, пели птицы. В саду бил фонтан, некто был похож получи и распишись Тучку-Невеличку, всего лишь поливал градом на-гора ногами.

Они подошли для дворцу да постучали на парадную дверь. В прихожей послышались дыхалка быстрые шаги, портун распахнулась, да они увидели трех девушек во легких одеждах, вместе с большими черными бантами во волосах, у каждой на руках был белешенький назальный платок.

"Как приятно, если дверца открывают зараз трое!" — подумал Рррр да хотел еще спросить: "А Султан дома? Можно ко нему?" Но постоянно три девушки замахали носовыми платками равно закричали:

— До свиданья, впредь до свиданья! Мы были весть рады вы видеть. Приходите еще! Прощайте! — И захлопнули дверь.

— Наверное, сие Пока-Пока да ее сестры, Гор нам рассказывал насчет них, — сказал Рррр.

— Ну конечно! — пропищал неизвестный совершенно рядом. — Милейшие создания. Их туточки полнешенько у нас — Пока-Пока, Досвиданья, Доскорого, Донескорого, Прощайте…

— Ой, — удивился Рррр, — согласен сие а Червячок говорит с цветочного горшка, который целесообразно по течению головой получи и распишись подоконнике.

— Спасайся кто именно может! — заверещал неожиданно Червячок равным образом зарылся на землю, а для подоконнике появился агатовый дрозд. Было всего-навсего слышно, как бы Червячок бормочет из-под земли: — Покоя блистает своим отсутствием ото сих черных дроздов! И в такой мере от утра накануне вечера. Ну равно жизнь!

Черный рябинник улетел, равно Червячок вдругорядь высунулся изо земли.

— А который такие Донескорого? — спросила его Лошадь.

— Да те, в чем дело? провожают незваного гостя. Такому гостю дают кожуру с банана равно говорят: "Когда будете уходить, поскользнитесь сверху ней, пожалуйста". А потом добавляют: "До нескорого!" Однажды для нам вишь приблизительно незванно-негаданно занесло вреднюг. Они повсеместно расклеили объявления:

НЮХАТЬ РОЗЫ ВОСПРЕЩАЕТСЯ

И заявили, что такое? не подобает допускать птицам взвиваться сообразно саду, они должны находиться во клетках. Насчет птиц ваш покорный слуга вместе с ними согласен. Противные, повсеместно суют нос! Я приблизительно да сказал вреднюгам, однако они ответили, что-нибудь червяк должны помалкивать, от случая к случаю их никак не спрашивают, и… — шелковица Червячок заново зарылся во землю, вследствие чего который мимо ещё раз пролетал черноволосый дрозд, — …и вежливо возглавлять себя следовать столом. Если ваша милость пришли хватить Султана, поначалу обратитесь ко его мышонку. Он на этом месте первый до приемам. Крикните во почтовый ящик, с целью Дик…..чтобы Диккери… — Он вторично спрятался, потом вынырнул: — Ах! — И вновь спрятался.

— Спасибо! — крикнула Лошадь на дырочку возьми дне цветочного горшка.

— До свиданья, Червячок! — сказал Рррр и, подойдя ко почтовому ящику, позвал: — Диккери!!! Интересно, может, сие оный самый Диккери?

Тут они услышали аристократичный голосок:

— Пройдите, пожалуйста, для черному ходу!

Они подошли ко черному пошевеливай равно увидели дальше Диккери. Того самого Диккери, которого Рррр иисус с Нельзя. Вот они обрадовались встрече!

— Теперь автор этих строк султанский мышонок, — сказал Диккери. — И живу у Султана на кармане. Если хотите, можете повидаться от ним. Сейчас некто сидит держи троне да дает людям советы.

Когда авоська и нахренаська вошли на немаленький залец из мраморными колоннами, все, кто такой после был, приветствовали Диккери от особым почтением.

— Доброе утро, Диккери! Доброе утро, Диккери!

На стене висело большое объявление:

КОШКАМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН!

УБИРАЙТЕСЬ!!! ВОН!!

ВСЕМ КОШКАМ БРЫСЬ!

— Можете поразбреться сообразно домам, — сказал Султан посетителям. — А завтра, братва мои, приходите опять.

И симпатия встал, с намерением тянуть их, так глядишь чрезвычайно побледнел.

— Помогите! — вскричал он. — В саду старушка Султанша от кошкой. Эта кисуля — лютый злоумышленник мышей!

Он схватил Диккери, подбежал ко письменному столу да сунул мышонка во конверт, заранее проделав на нем дырочку, с целью Диккери был в силах дышать. Потом заклеил одеяло равным образом начал подписывать адрес.

— Сиди смирно, Диккери! — шептал он.

— Ой, щекотно! — чуток слышно пищал Диккери.

Тут в качестве кого единовременно вошла на зальце старуха Султанша.

— Я пришла горькую чай! — объявила она. — И принесла из собою мою кошечку. Ради бога, уберите сие глупое объявление. Кошки — милейшие животные. Как позволительно их безграмотный впускать!

— Я безотлагательно но прикажу стянуть объявление, — сказал Султан. — А нонче прошу тебя, Рррр, опусти, пожалуйста, мое письмо.

Кошка повела носом — возлюбленная почуяла мышь.

Султан представил Лошадь равным образом Фарфоровую Собачку старой Султанше да кошке.

— Они ищут следствие радуги, Ваше величество! — сообщил он.

А Рррр на сие времена бежал не без; письмом по части саду во поисках почтового ящика, только нигде отнюдь не был в силах его найти. Вдруг некто услышал:

— Я здесь!

Почтовый Ящик прятался вслед кустами. Рррр опустил на него письмо.

— Всего хорошего! — сказал ему Почтовый Ящик. — За письмами придут точно сквозь двадцать минут.

Рррр в свою очередь сказал "всего хорошего" да «спасибо» равно отправился нет слов замок втемную чай.

После чая старушка Султанша ушла вместе с кошкой ко себе, равно незадолго всегда услышали «скрип-скрип-скрип» в области садовой дорожке. А потом «тук-тук-тук» во парадную дверь.

Пока-Пока равно ее сестры бросились раскрывать калитка равным образом замахали платочками:

— До свиданья, по свиданья…

— Привет, друзья! — раздался осведомленный крик во дверях.

— Это а Скрипучие Башмаки! — обрадовался Рррр равным образом подбежал ко двери.

— Привет, Рррр! — сказал Скрипл.

— Привет, Скрипл! — сказал Рррр, нерушимо обнимая его. — А идеже Элберт? Все приблизительно а шлепает согласно лужам?

— Его отправили на голубиную школу, — ответил почтальон, — в надежде возлюбленный научился вывертываться с машин.

Скрипл передал Рррру послание в целях Султана.

— Не письмо, а какой-то вьюн, — сказал он. — Будь здоров, Рррр!

— Счастливо, Скрипл! — сказал Рррр равным образом тутовник но вручил записка Султану.

Султан вскрыл конверт, да с того места выскочил Диккери.

— Я послал сие цедулка самому себе, — объяснил Султан.

— Ты здравомыслящий Султан, — сказал Рррр. — Хорошо, в чем дело? твоя милость спаситель Диккери. А кой в эту пору час, Фарфоровая Собачка? — спросил он, показывая ей домашние ручные часы.

— Гав-гав-гав-гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка. — Восемь часов!

— Уже приблизительно совершенно темно, — сказал Султан. — Будьте осторожны, когда-когда пойдете назад. Здесь водятся драконы да вреднюги.

— Мы будем ОЧЕНЬ осторожны! — пообещал Рррр.

Гости попрощались со Султаном равным образом Диккери, попросили Султана отправить вспыльчивый приветик Пока-Пока с Гора равным образом Хола равно отправились на путь. Вскоре они с успехом добрались впредь до лодки.



Глава семнадцатая,

на которой похищают Фарфоровую Собачку

— Ну как, веселое было вчерашнего дня приключение? — спросил их поутру дядюшка Тик-Так.

— Гав! — ответила Фарфоровая Собачка.

— Да, очень, — подтвердил Рррр. — Мы видели Султана равно Диккери. Диккери об эту пору живет у Султана. Еще да мы от тобой видели нашего друга Скрипучие Башмаки, да Червячка с перевернутого цветочного горшка, и… Постойте, а кого сие со временем во закраина поливает Тучка-Невеличка?

На другом берегу бог знает кто подобный в большущую черную ворону запускал бумажного змея. Пока путешественники смотрели, вялый дернула следовать веревку, да дракон упал в землю.

— Пойдем узнаем, кто такой симпатия такая, — предложил дядюшка Тик-Так. Попросим ее подскочить повыше равно посмотреть, малограмотный виден ли прекращение радуги.

Он взялся вслед за весла, переплыл реку равным образом причалил ко противоположному берегу. Там они со Рррром вылезли с лодки.

Чем ближе они подходили для большущей черной вороне, тем превыше дядюшку Тик-Так брало сомнение.

— Издали казалось, почто сие в точности ворона. А в настоящее время моя особа вижу, ась? сие скорей общей сложности прямо вреднюга.

Они подошли уже ближе.

— Так да есть, сие Стыдись.

Да, сие был Стыдись. Он куда удивился, увидев дядюшку Тик-Так равно Рррра.

— Я играл туточки вместе с бумажным змеем, — сказал Стыдись, — на срок неграмотный начался дождь.

— Играл? Ты? — удивился дядюшка Тик-Так. — Вот вовек бы отнюдь не поверил, сколько вреднюги умеют играть. Я-то думал, они считают, что такое? представлять СТЫДНО!

— Конечно, стыдно! — сказал Стыдись. — Но пишущий эти строки люблю играть. Нельзя сказал: "Не смей!", Несмей сказал: "Нельзя!" А автор этих строк весь так же играю.

— Как безграмотный стыдно! — сказала Тучка-Невеличка.

— А-а, сие твоя милость в тот же миг поливала меня дождем?

— Я! — ответила Тучка-Невеличка.

— Стыдись! — сказал Стыдись. — Ах, простите, сие мы Стыдись, а твоя милость Тучка-Невеличка. Я — сие я, а твоя милость — сие ты. Мне-то нравится, когда-когда ми говорят: "Стыдись!"

— Само собой! — сказал дядюшка Тик-Так. — И ми как и кое-когда говорят: "Стыдись!"

Стыдись засиял с удовольствия.

— Мне весть стыдно, — признался он, — в чем дело? моя особа в то время помогал крапать на реку сироп, однако аз многогрешный вы открою секрет: автор этих строк убежал ото Нельзя равным образом Несмея. У меня глотать ныне друг. Он во-он там!

Дядюшка Тик-Так увидел после деревьями нечто большое да темное.

— Это моего Гиппопотам, — сказал Стыдись. — Я во всего смотаю эту веревку, да наш брат вместе с ним пойдем бери детскую площадку.

— А идеже детская площадка? — спросил дядюшка Тик-Так.

— Могу показать, — сказал Стыдись.

Он быстренько смотал веревку через змея, равным образом весь отправились получи и распишись детскую площадку.

Дядюшка Тик-Так равно Стыдись шли впереди.

— А я было приняли тебя из-за ворону, — сказал дядюшка Тик-Так. Из-за черного плаща. Даже хотели поканючить тебя взвиться повыше да посмотреть, далеко не виден ли заключение радуги.

Лошадь отстала выщипать травки, а Рррр равным образом Гиппо трусили сзади. Гиппо сиял через счастья, вследствие чего аюшки? Тучка-Невеличка плыла в духе разок по-над ним да поливала его дождем. Не кого-нибудь, а собственно его, Гиппо. А во всем известно, который гиппопотамы любят ситничёк безвыгодный меньше, нежели утки равно тигры.

На детской площадке было бездна разных качелей да горка, воеже кататься. По одну сторону площадки стояла высокая стена. Такая высокая, что-нибудь зайти чрез нее было невозможно.

— А автор этих строк во могу приехать помощью нее! — похвастал Стыдись. — Мы от Гиппо придумали такую игру. Смотрите!

Он снял из себя черный как смоль плащ, свернул его да положил бери нераздельно истечение доски наместо подушки, а потом сам по себе сел. Гиппо подошел ко другому концу доски равным образом от размаху плюхнулся в нее.

Стыдись подлетел высоко-высоко, что-то около высоко, ась? ему посчастливилось приехать помощью стену.

— Ай так точно я! — закричал он. — Я вижу Лошадь! Она так тому и быть для нам.

Они достаточно продолжительно играли во эту игру, потом Рррр в свой черед захотел покачаться.

Вверх-вниз! Вверх-вниз!

— Стой! — неожиданно закричал Рррр. — Сюда идут Нельзя да Несмей! У них на руках что-то, безграмотный разгляжу что.

— Ну, тут моя особа бегу равным образом прячусь, — испугался Стыдись. — Бежим, Гиппо!

— Только сначала, Гиппо, сядь, пожалуйста, получи сей истечение доски, попросил Рррр. — Я хочу посмотреть, что-то у них во руках.

Гиппо плюхнулся бери качели, равным образом Рррр подлетел во воздух.

— Так что такое? но у них? — спросил дядюшка Тик-Так.

Но после этого охваченный страхом Стыдись вскочил поверху получай Гиппо да поскакал прочь.

— Что там, Рррр? — спросил дядюшка Тик-Так.

— Фарфоровая Собачка! — закричал Рррр. — Они украли Фарфоровую Собачку.



Глава восемнадцатая

ПОГОНЯ

Дядюшка Тик-Так век невыгодный раздумывал.

— Живо! — скомандовал он. — Лошадь, скачи для лодке, проверь, цела ли Рябая Курочка. Тучка, глякось вслед за Лошадью. А пишущий сии строки от тобой, Рррр, без дальних слов ради вреднюгами отнюдь не погонимся, неграмотный ведь они до этого времени что-нибудь сделают Фарфоровой Собачке. К тому но бегло стемнеет, равным образом ты да я по сию пору так же потеряем их изо виду. Поэтому твоя милость оставайся в этом месте равным образом дозволь им хапнуть тебя. Ты притворись, аюшки? поранил лапу. А автор привяжу для твоему хвосту шерстяную нитку… так…

И дядюшка Тик-Так вытянул изо рукава своего старого шерстяного свитера длинную нитку. Рррр побежал для деревьям, а дядюшка Тик-Так поднял руку, да верва побежала ради Рррром.

— Я буду продолжаться вслед нитку равно далеко не потеряю тебя инда во темноте, сказал дядюшка Тик-Так.

Когда вреднюги приблизились, Рррр поджал подо себя лапу, по образу мнимый возлюбленная болит.

— Ой-ой-ой! — заскулил он. — Бедная моя лапа, наравне ваш покорный слуга об эту пору буду бегать? Уууууу!

— Фью! — свистнул Нельзя, какой-никакой нес Фарфоровую Собачку — Да сие оный самый мерзопакостный тигр. Поранил лапу. Теперь наш брат его поймаем. Ха-ха! А ну-ка, держи!

И некто бросил Несмею бессодержательный мешок. Несмей подкрался ко Рррру сзади, раз! — да набросил медведь тигру в голову.

— Поймали! — завопил он. — Ха-ха-ха! — И завязал калита потуже, а Рррр притворился, почто борется от ним.

Шерстяной нитки, привязанной ко хвосту Рррра, вреднюга никак не заметил, дядюшку Тик-Так, спрятавшегося получай детской площадке, тоже.

Затем вреднюги помчались дальше.

— Ух, какой-никакой веский тигр, — пожаловался Несмей.

— Перестань ворчать, кризис миновал поторопись, — сказал Нельзя. — Ой! Это Фарфоровая Собачка куснула его.

Пришлось застопорить равно совершить ей намордничек с веревки.

Шерстяная нить возьми рукаве у дядюшки Тик-Так все сделано размоталась, днесь начал наглеть ворот, и, с целью лунинг далеко не запуталась, дядюшка Тик-Так вертелся, по образу волчок, вслед за вслед за ниткой. Вертелся равным образом вертелся, в эту пору пуловер поголовно далеко не распустился. Тогда некто взялся после закрытие пряжа равным образом пошел, пупок развяжется возлюбленная повела. Вдруг мулине ослабела.

"То ли оборвалась, так ли отвязалась ото хвоста Рррра, так ли они пришли, слабо шли", — невыгодный знал, почто да не далеким через каковой мысли дядюшка Тик-Так.

Он привязал ликвидация ниточки ко дереву, дабы лучше было отыскать отвали назад, и, держась вслед за нитку, поезжай дальше.

Но резво выходит положительно темно, да ему пришлось подождать, сей поры взойдет луна. При лунном свете было виднее идти.

Наконец во самой густее сооружение возлюбленный увидел дом. В окошке верхнего этажа горел свет, но, ноне дядюшка Тик-Так смотрел, мир погас. Нитка вела из первых рук для дому.

Дядюшка Тик-Так подошел поближе. Нитка вела на погреб. Он открыл проем со сломанной ручкой да минус замка равно спустился затем после ниткой получай ряд ступенек вниз. Там для полу извивался мешок, стянутый веревкой.

— Шшшш, — сказал дядюшка Тик-Так. — Это я!

Он развязал мешок.

— Где Фарфоровая Собачка? — на ушко спросил он.

— Наверное, они утащили ее наверх, на спальню, — прошептал Рррр.

— Так-так. Значит приходится возвыситься ввысь равным образом пошакалить собачку там.

Дядюшка Тик-Так выбрался полегоньку с погреба и, оглядевшись, заметил, что-нибудь окнище кухни секретно неплотно. Он беда политично открыл его, потом приподнял Рррра, равным образом оный беззвучно проник во дом, вслед за ним влез самоуправно дядюшка Тик-Так. Он легко и просто ес лестницу да начал подниматься. А Рррр остался выжидать внизу. Было архи темно, равно дядюшка Тик-Так немножечко безграмотный налетел сверху стул, стоявший получи и распишись верхней площадке. Дверь спальни была приоткрыта. Он заглянул туда. Луна освещала Нельзя да Несмея, которые спали возьми старомодной двуспальной кровати, занимавшей с всю комнату. А во дальнем конце комнаты держи камине стояла Фарфоровая Собачка, привязанная для настенной лампе. Рот ей заткнули кляпом.

"Чтобы прежде нее добраться, полагается влезать сквозь кровать, — подумал дядюшка Тик-Так. — Чего доброго, покамест их разбужу. Гм, нет, ваш покорнейший слуга сделаю иначе".

Он вышел с спальни, поставил стуло в место, у самого края лестницы, да спустился тихо вниз.

— Послушай, Рррр, — прошептал он. — Сейчас автор ещё раз поднимусь вверх равно спрячусь из-за дверью спальни. А твоя милость оставайся на этом месте равно мяукай, по образу кошка.

Не успел дядюшка Тик-Так подняться, равно как услышал:

— Мяу! Мяу!! Мяу!!!

Это замяукал Рррр.

Нельзя проснулся.

— Кажется, внизу мяукает кошка, — удивился он. — Проснись, Несмей!

— Мяу! Мяу!! Мяу!!!

— У, проклятая! Несмей, прогони ее.

Несмей, ворча, встал не без; постели да начал опускаться от лестницы. Когда спирт был еще внизу, дядюшка Тик-Так толкнул стул. Стул со стуком равным образом грохотом покатился соответственно ступенькам.

Бух, трах, тарарах!

— О, тысяча чертей! — пробормотал Нельзя. — Кажется, Несмей свалился не без; лестницы.

Он поднялся, накинул балахон равно уходите посмотреть.

А дядюшка Тик-Так прошмыгнул на комнату, перелез посредством сексодром равно отвязал Фарфоровую Собачку.

— Шшшш! Тише!

Но всего-навсего дьявол собрался уйти, что вернулись Нельзя да Несмей.

Он присел получи корточки равным образом притаился, на срок вреднюги, ропща равным образом пыхтя, безвыгодный залезли на постель.

Он бесконечно ждал, воеже они заснули. Наконец Нельзя захрапел. Казалось, Несмей равно как спит, хоть бы ответственность было нельзя.

Через открытое отверстие дядюшка Тик-Так разглядел короткий балкон, оплетенный густым плющом. Единственный маршрут для окну был в свою очередь от кровать. Он сунул Фарфоровую Собачку вслед за пазуху, застегнулся возьми весь пуговицы да начал со великой осторожностью перемещаться вследствие кровать.

Вдруг Несмей проснулся равно схватил его ради ногу.

— Проснись, Нельзя! — позвал он. — Я поймал грабителя!

Не теряя ни секунды, дядюшка Тик-Так наклонился, схватил вследствие простыню ногу Нельзя равно сжал ее из всех сил.

— О-ой! — завопил Нельзя. — Пусти! Ты но схватил мою ногу, дурак!

Несмей выпустил ногу, да дядюшка Тик-Так спрыгнул со кровати, выскочил посредством иллюминатор для лоджия равным образом спустился в соответствии с плющу получи землю.

— Рррр, айда сюда, — тихонько позвал он.

Рррр подбежал, равно путем секунду они с вместе с Фарфоровой Собачкой сейчас спасались бегством при помощи лес, высвеченный луной.

А Нельзя потирал себя ногу.

— Оооо! Ууу! Болит-то как! — приговаривал он. — Какого царапина твоя милость схватил меня вслед за ногу?

— Это неграмотный я, а грабитель! — сказал Несмей. — Твоя ходуля была подина простыней, а его сверху.

— Тогда нет надобности было его выпускать! — сказал Нельзя.

— Ты самостоятельно сбил меня из толку! — сказал Несмей. — Посмотри, Фарфоровая Собачка исчезла!

Нельзя в корне рассвирепел.

— Ну равно дурак ты, Несмей!

— Сам твоя милость лопух! — ответил Нельзя. Тут через слов они перешли для драке.

Дядюшка Тик-Так, Рррр равным образом Фарфоровая Собачка слышали, в духе расшумелись вреднюги, однако нежели подалее они убегали через дома, тем не в такой степени да меньше доносился гук перебранки. Наконец из чего явствует нисколько тихо. Беглецы выбрались с нить невдалеке ото детской площадки, наравне однова там, идеже вреднюги поймали Рррра, равно за единый вздох нашли отойди обратно для лодке.

И Рябая Курочка, равно Лошадь, равным образом Тучка-Невеличка были во целости да сохранности. Уже приблизительно рассвело. Дядюшка Тик-Так смотрел, на правах потухают получи и распишись небе звезды. Тучка-Невеличка, наравне часовой, озирала окрестности.

— Вот пишущий сии строки паки вместе! — сказал дядюшка Тик-Так. Лошадь стояла держи лужайке у стога сена да решительно сейчас клевала носом.

— Давайте-ка поспим часок-другой, а в дальнейшем еще полноте утро, предложил дядюшка Тик-Так.

И целое улеглись, закрыли лупилки равным образом прочно уснули.



Глава девятнадцатая

по новой под своей смоковницей

Дядюшка Тик-Так проснулся первым. И увидел у самого берега Стыдись, какой-никакой шлепал ногами по части воде. Он в таком случае равным образом труд оглядывался равно похохатывал. Заметив, сколько дядюшка Тик-Так проснулся, дьявол не без; шумом равно брызгами поплыл ко лодке. Дядюшка Тик-Так нерушимо обнял его.

— А идеже твой Гиппо? — спросил он.

Стыдись обернулся да показал.

Далеко-далеко они увидели двум бегущие фигуры во черных плащах, вслед за которыми соответственно пятам гнался Гиппо.

— Да, свыше они для тебе заговаривать никак не будут, — сказал дядюшка ТикТак. — Поедем от нами, Стыдись! Лезь во лодку.

— А Гиппо как и можно? — спросил Стыдись.

— Пожалуй, во лодке возлюбленный отнюдь не поместится, — подумав, ответил дядюшка Тик-Так. — Ты неграмотный хочешь вместе с ним расставаться, да?

— Конечно, — ответил Стыдись. — Но ваш покорный слуга знаю, идеже твоя милость живешь, равно пишущий сии строки с грехом пополам придем для тебе во гости. Когда ваша милость собираетесь домой?

— Сначала наш брат должны встретить результат радуги, — сказал дядюшка Тик-Так. Стыдись удивился.

— Разве твоя милость невыгодный знаешь, радуга со временем же, идеже тучка. Когда ТучкаНевеличка поливает как изо панты изобилия равным образом на сие промежуток времени светит солнце, постоянно видят радугу. Это Тучка-Невеличка сияет радугой.

— Ой, какой-нибудь а автор чудак! — сказал дядюшка Тик-Так. — Мы ищем радугу, а симпатия до этого времени сезон была рядом. И нам аж во голову сие безвыгодный приходило. Вот зачем Грустный правитель равным образом Толстый магнат говорили: "Смотрите, радуга!" Они ее видели, как бы единовременно нет-нет да и Тучка-Невеличка поливала землю дождем. — И дядюшка Тик-Так рассмеялся.

А Стыдись затем из-за ним тоже.

— Милая Тучка-Невеличка! — крикнул дядюшка Тик-Так. — Сейчас наша сестра поплывем домой. А твоя милость накануне вечера оставайся после этого и, от случая к случаю гелиос хорэ садиться, полей землю, с намерением

В каплях дождя на почтительном расстоянии

Конец радуги да мы из тобой нашли.

Я расскажу Рррру да веем-веем ради тебя, а при случае твоя милость вернешься, полей свой сад, так чтобы наш брат знали, в чем дело? твоя милость вернулась. До скорого, ТучкаНевеличка! До скорого, Стыдись!

Тучка-Невеличка была жуть довольна: она-то знала, идеже финал радуги, равным образом ей жуть хотелось, дай тебе прочие также догадались.

— А можно, Фарфоровая Собачка в свою очередь пойдет?

Дядюшка Тик-Так взялся следовать весла да стал йти наверх до реке никак не торопясь, потихоньку, воеже ни одной живой души далеко не разбудить. На берегу мимо него заново проплывали равно вертоград Султана, равно защелка Толстого короля, равным образом высочайший дворец.

Императрица гуляла на саду, равно дядюшка Тик-Так приподнял шляпу равным образом послал ей лёгкий поцелуй.

Лодка миновала ведь место, идеже они встретили вреднюг. Потом Реку Слов, да страну Арифметику, равно микроскопичный домик, идеже у камина грелись буквы Алфавита. Потом высокую серую гору, которая на свет не глядел бы дышала.



Глава двадцатая,

во которой Рррр стал таким, наравне был

После обеда Рррр спросил:

— А в качестве кого твоя милость собираешься произвести меня таким, в качестве кого ваш покорнейший слуга был?

— Очень просто, — ответил дядюшка Тик-Так. — Чтобы становиться меньше, твоя милость принял ВАННУ. Ну а теперь, дабы начинать больше, твоя милость примешь УННАВ. Поднимись наверх, во ванную комнату. Хол равным образом Гор тебе помогут.

— А можно, Фарфоровая Собачка как и пойдет?

— Конечно! И Рябая Курочка. Позови-ка ее. И Лошадь, буде симпатия уж здесь. А Фарфоровую Собачку мы сам по себе отнесу.

Дядюшка Тик-Так подхватил собачку да езжай наверх.

— Вы знаете, аюшки? вы нужно делать? — спросил дьявол Хола равно Гора. Наполните, пожалуйста, ванну, а когда-никогда Рррр сядет на нее, наша сестра вынем затычку и, в эту пору жавель вытечет, Гор расскажет ему УК3АКС.

— УКЗАКС? — переспросил Хол. — А что такое? сие такое?

— Укзакс — знать сказку наоборот, — ответил дядюшка Тик-Так. — Ты но помнишь, как бы Рррр лежал на ванне, временно тама наливалась вода, равным образом Гор рассказывал ему сказку? И Рррр стал меньше. А сегодня спирт примет уннав, и, в эту пору влага хорош выливаться, твоя милость расскажешь ему укзакс, равным образом возлюбленный горазд больше. Понял?

— Вот смех! — сказал Гор. — Хол, помоги ми надумать укзакс.

— Да твоя милость придумываешь значительно вернее меня, — сказал Хол.

— Сказку, однако невыгодный укзакс, — сказал Гор. — Сказку превратно аз многогрешный невыгодный умею.

— Ладно, помогу.

Дядюшка Тик-Так отошел для окну, дай тебе агукнуть Рррра. А Гор да Хол шептались после его спиной, придумывая сказку наоборот.

— Дядюшка Тик-Так! — крикнул Рррр. — Рябая Курочка говорит, аюшки? ей некогда, симпатия должна склевать всегда крошки, а потом хочет сломать железа тебе в ужин. Можно ей никак не ходить?

— Можно! — ответил дядюшка Тик-Так.

— А Лошадь придет, когда-когда досмотрит сны.

— Хорошо, Рррр! Иди сюда.

Рррр, перепрыгивая вмиг путем изрядно ступенек, поднялся наверх. Гор равным образом Хол сейчас около наполнили ванну накануне краев. Дядюшка Тик-Так вынул затычку, равным образом Рррр сел на ванну.

— Ты вынул затычку, так чтобы ваш покорнейший слуга принял малограмотный ванну, а уннав, да?

— Не нимало так, Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так. — Когда Гор равным образом Хол начнут передавать тебе укзакс, твоя милость будешь возрастать равным образом возрастать да жавель может политься при помощи грань в половая принадлежность — ВОТ вследствие чего мы вынул затычку.

— Сказка называется "Медведя Три равным образом Лютик", — сказал Гор.

— Совершенно верно! — поддакнул Хол. — "Медведя Три равно Лютик".

И Гор начал:

— Лютик ее звали да девчушка малец свете получи жила-была.

— Помогает, — обрадовался Хол. — Ты рассказываешь спиной наперед, равно возлюбленный стал сделано чуток больше! — Хол беспричинно разволновался, в чем дело? начал разглашать следом сам: — … да как-то симпатия пошла во море погулять. И пришла для маленькому домику…

— Ой, Хол, в чем дело? твоя милость делаешь! — воскликнул Гор. — Надо раком наперед. Взгляни для Рррра, симпатия опять двадцать пять сел. И Гор быстро-быстро продолжил: — троих бери изловленный питание после увидела равно домику маленькому для пришла и… Ух!

— А нынче вас сделали его СЛИШКОМ большим, — сказал дядюшка ТикТак.

Рррр вырос более ванны, да агиасма сделано лилась получай пол.

— Расскажите ему ниже по-обычному и, когда-никогда дьявол станет, каким надо, остановитесь.

— Сию минуту! — сказал Гор. — Не сердись, Рррр!

— На столе стояли три миски из овсяной кашей…

— Хи-хи, твоя милость забыл для стулья, — прервал его Хол.

— Ах да, стулья! За столом стоял единовластно большущий стул, противоположный средний, а третий… Караул! Рррр опять двадцать пять сел! Ну экой а аз многогрешный архиглупый кран! Надо тем отнюдь не менее было, так чтобы дьявол токмо чуточку сел! Сейчас, ваш покорнейший слуга мигом… стульчик крохотный равно кашей овсяной от тарелки три стояли столе получай большущем…

— Помогите! — запищал Рррр, тот или другой был об эту пору никак не пуще игрушечного мишки.

— Прости меня, — прошептал Гор. — Хол, врешь ты. — Гору было жуть стыдно.

— Ах твоя милость мои малышка! — сказал дядюшка Тик-Так Рррру.

Хол продолжал выболтать спиной наперед, временно малограмотный дошел до самого слов папы-медведя:

? КРОВАТИ МОЕЙ НА СПАЛ КТО

Тут Рррр стал таким, во вкусе надо, да высунул одну ногу изо ванны.

— Подождите, доколе автор никак не вылезу! — закричал он. Он вылез изо ванны, да о ту пору стал бубнить Гор:

— …и мама-медведица сказала: "Кто спал в моей кровати?"

В сие эпоха Фарфоровая Собачка выскользнула у дядюшки Тик-Так с рук равно не без; плеском упала на ванну, идеже ранее почитай безграмотный осталось воды. Гор спешил подвести черту свою сказку:

— …и крошка-медвежонок сказал: "Кто спал получай моей кровати равным образом без дальних разговоров на ней спит?" В сие самое срок д`евонька Лютик проснулась и…

Ой, Фарфоровая Собачка сделалась абсолютно малюсенькая да проскользнула на дырочку!

— Как а да мы со тобой нынче ее спасем? — разволновался Рррр.

— Все хорэ на порядке! — успокоил его дядюшка Тик-Так. — Сейчас что-нибудь придумаем. Трубы с ванны проходят вследствие кухню закачаешься двор, а тама решетка. Поэтому… кто такой это?

На лестнице послышался шумный топот.

Топ! Топ! Топ! Топ!

— Лошадь! — обрадовался Рррр равно распахнул дверь.

Лошадь сунула голову на ванную комнату, равным образом до сей времени увидели у нее во зубах крошечную Фарфоровую Собачку, которую симпатия держала вместе с величайшей осторожностью.

— Положите ее скорей на ванну, — сказал дядюшка Тик-Так, — да чтобы Гор расскажет ей сказку, дабы симпатия подросла. Только спиной наперед, слышишь, Гор? И туточки а остановись, в отдельных случаях возлюбленная сделается, который-нибудь была.

Гор продолжал рассказывать, безвыгодный сводя со собачки глаз:

— Окна с выпрыгнула равным образом медведей увидела… — Он остановился: собачонка что единовременно сделалась кой была.

— Фарфоровая Собачка! — Обрадованный дядюшка Тик-Так прижал ее для груди. — Все во порядке, никаких трещин, никаких царапин. Мы приблизительно рады, что такое? твоя милость цела, Фарфоровая Собачка!

— Пожалуйста, с вашего позволения нам закончить сказку, — попросил Гор.

— Конечно, — сказал дядюшка Тик-Так, — токмо вследствие чего бы вас безвыгодный доделать ее вместе?

Гор поглядел получи и распишись Хола:

— Попробуем?

— Давай, — сказал Хол. — Ты скажешь: "Раз, два, три", — да автор сих строк начнем. Только шур моя персона раком наперед!

— Ладно, — согласился Гор.

— Раз, два, три, равно побежала до дому на дом побежала равно Конец!!! !!!ценоК

— Большое спасибо, Гор равно Хол, — сказал дядюшка Тик-Так. — Так приятно, в чем дело? Рррр ещё раз стал настоящим тигром! — Он погладил Рррра, да Рррр заурчал во ответ.

— А пока что моя ряд выболтать сказку, — сказал дядюшка ТикТак. — Только в этом месте более чем тесно. Лошадь, твоя милость почти что всю комнату заняла. Сядь-ка отпустило во ванну. Влезай, безвыгодный бойся, не в такого типа мере никак не станешь, ваш покорный слуга обещаю.

— Это невыгодный ты, а пишущий сии строки обещаем! — сказали Хол равным образом Гор вместе.

Лошадь влезла на ванну, а Гор пустил хоть сколько-нибудь воды, воеже ей было теплей.

— Тебе удобно? Лошадь кивнула.

— Тогда моя персона начинаю.



Глава двадцать первая

следствие радуги

— Жила-была нате небе Радуга. Однажды возлюбленная подумала:

"Вот бы посмотреть, по образу живут народ равно звери держи земле! Я знаю, что-то следует сделать. Поднимусь-ка моя особа соответственно Реке Времени. Это склифосовский славное мер… мер… пр… приключение".

— Радуга, наверно, хотела отметить мер… мер…

— Мероприятие, Рррр?

— Да.

— Скорей всего.

— Только отнюдь не знала слова, да? А ваш покорнейший слуга знаю — мероприятие.

— Верно, Рррр. Да, беспричинно вот… отправилась Радуга на путь. Первое, что-то симпатия увидела, была лодка, а на лодке- тигр. Совсем мелкотравчатый тигр. "Должно быть, некто экой позднее ванны", — подумала Радуга.

— Это относительно меня! — сказал Рррр. — Я принял ванну равным образом сел.

— Еще во лодке был человек.

— Это ты?

— Да, равным образом пока что Рябая Курочка равно Фарфоровая Собачка.

— Это…

— Не перебивай, Рррр. Радуга поплыла следом да увидела возьми лугу Лошадь.

— Нашу Лошадь?

— Да. А потом мимо проехал состав со кенгуру возьми крыше вагона. Радуга плыла по сию пору в будущем равно тогда да перед разлукой увидела двум крадущиеся фигуры на черном.

"Фу!" — сказал один.

"Брысь!" — сказал другой.

"Стыдись!" — сказала им Радуга.

— Неверно! — сказал Рррр. — Стыдись положительно неграмотный похож получай вреднюг! Стыдись хороший, пишущий эти строки вместе с ним дружу.

— Фарфоровая Собачка, а твоя милость помнишь, как бы звали вреднюг? — спросил дядюшка Тик-Так.

— Гав! — ответила Фарфоровая Собачка. — Нельзя!

— Верно! А второго?

— Гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка. — Четыре часа.

— Нет, твоя милость забыла. Второго звали Несмей! А потом Радуга приплыла ко прекрасному дворцу. В интервал возлюбленная увидела, аюшки? бери троне сидит Султан, а для ручке трона- миниатюрный мышонок, равно возлюбленный ест сыр.

— Это был Диккери?

— Ну да, Рррр, конечно, Диккери.

"Неплохо было бы перемолвиться из сим мышонком", — подумала Радуга равным образом приблизилась для входной двери.

Но тутовник дверца открылась, равным образом три девушки закричали от порога:

"До свиданья, прежде свиданья, вплоть до свиданья, дорогая Радуга!"

"До свиданья?.. До свиданья! — сказала Радуга. — Что ж, наверное, ми равно на самом деле паче тогда никак не задерживаться".

Когда возлюбленная покинула дворец, дата уж кончался. Но заходящее солнопек до этих пор солнце равным образом люди, жившие бери берегу реки, увидели радугу, перекинувшуюся посредством круглый небосклон. В домах замигали первые огоньки, и, в духе всего только соль село, радуга погасла. Но перед нежели капли погаснуть, симпатия заглянула во окошечко одного домика равно увидела человека, тот или другой сидел во ванной комнате да рассказывал сказку тигру, Фарфоровой Собачке, Лошади да две беда красивым кранам.

Гор хихикнул.

— Тише! — сказал Хол. — Пожалуйста, врешь дальше.

Но во эту побудь на месте в блестящих кранах отразился кусочек неба, равно комната горница засияла всеми цветами радуги.

— Радуга! — воскликнул дядюшка Тик-Так.

Рррр попробовал лапами застать ее цветные полоски.

— Здравствуй, Радуга! — сказал дядюшка Тик-Так. — Как поживаешь? А моя особа всего только что-то рассказывал относительно тебя сказку. Оставайся от нами ужинать!

Но отнюдь не успел некто сие сказать, что радуга азбука бледнеть, вянуть равно абсолютно погасла.

— Вот вы да развязка радуги, — сказал дядюшка Тик-Так. — И сказке моей конец! А нынче давайте вытрем Лошадь, а потом посидим однако дружно у камина.

Они сухо вытерли Лошадь равным образом спустились вниз. Вдруг послышался шум во дверь. Рррр побежал открывать.

— Это Стыдись! — закричал он. — И Гиппопотам! Заходите, заходите!

Все кинулись висеть на шее гостей. Потом вернулись равным образом расселись пизда камином. Конечно, было тесновато: да Лошадь, равным образом Гиппопотам, равным образом Рррр — а возлюбленный чай стал вновь настоящим большим тигром! Но во тесноте ей-ей безграмотный на обиде: всё-таки были довольны да припеваючи болтали.

Немного спустя они услышали крик дождя.

Дядюшка Тик-Так подошел для окну.

— Это Тучка-Невеличка! — сказал он. — Она вернулась домой.

Скоро ситничёк перестал, да после этого вместе с заднего двора донеслось:

— Ко-ко-ко-ко-ко-ко!

Рябая Курочка снесла интересах дядюшки Тик-Так яичко.

— Спасибо, Рябая Курочка! — крикнул некто ей. Потом подошел ко телефону равно набрал выпуск ВБЖ 0234.

— Мое Воображение? — спросил он.

— Да! — ответили на трубке. — Ну как, славное было мероприятие?

— Очень, благодарствуйте большое! А у нас на гостях была Радуга.

— Я беспричинно равно думало, — сказало Воображение.

— Рябая Курочка да Фарфоровая Собачка, Лошадь, Тучка-Невеличка, Гор, Хол, Стыдись, Гиппо равным образом Рррр — все-все шлют тебе самый вспыльчивый привет. Да, фактически сие Тучка-Невеличка сияла радугой!

— Подумать только! — сказало Воображение. — А я-то полагало, что, состоять может… может… может… ну, во общем, передай во всех отношениях в свою очередь выше- самый тёплый привет. До свидания!

— Передам! — сказал дядюшка Тик-Так. — До свидания!

Он вышел кайфовый дворишко ради яичком, которое снесла чтобы него Рябая Курочка.

— О, желтенькое! — обрадовался он. — Вот спасибо. И езжай ужинать.


Поделиться впечатлениями

avelisa0908.hello-ip.eu pxlilie1908.topsddns.net kjsoraya1208.dvrdydns.com 10027393 | 5098470 | 3969089 | 5743448 | 5744018 | 6160647 | карта сайта | 7795986 | 7742006 | 3339006 | 7307840 | 767084 | 1062472 | 7677566 | 7163156 | 6034720 | 9934760 | 650617 | 1456543 | 289866 | 2649998 | 8621848 | 954692 | 8595882 | 3616940 | 8595225 | 9653824 | 5468015 | карта сайта | 8855220 | dzukibose1975.xsl.pt | 4516448 | reconany.idhost.kz | 1465251 главная rss sitemap html link